"Причины заражения гепатитом – наркотрафики 90-х. У нас заболевали целыми улицами" Видео

 

Согласно статистике, каждый 12-й житель планеты является носителем вируса гепатита. Всего их в мире более 500 миллионов, что в 12 раз больше, чем заражённых ВИЧ и больных всеми видами онкозаболеваний вместе взятых. Но, тем не менее, проблему вирусного гепатита у нас до сих пор каким-то образом продолжают игнорировать. Что из этого получается?

Справка: Ежегодно от гепатита умирает более миллиона человек, что также превосходит показатели ВИЧ и онкологических заболеваний. Хронический гепатит без лечения может в течение 15-30 лет приводить к циррозу и раку печени. В апреле прошлого года ВОЗ выпустила новые рекомендации по лечению гепатита С. Делегаты Всемирной ассамблеи здравоохранения из 194 стран приняли резолюцию об улучшении профилактики, диагностики и лечения вирусного гепатита. Многие важные вопросы обсуждались на 50-м Международном конгрессе по вопросам изучения болезней печени (EASL).

Хотя говорить, что ничего не делается, было бы неправильным. О ситуации в стране и отдельном регионе, о возможностях решения проблемы и победы над гепатитом как таковым, мы беседуем с главным специалист Министерства здравоохранения Самарской области по вопросам лечения ВИЧ-инфекции, координатором региональной программы по лечению хронических вирусных гепатитов к. м. н. Еленой Стребковой.

— Какова ситуация в области? Отличается ли она от общероссийской? Если да, то почему?

Наверное, Самарская область — среднестатистический регион, потому что по заболеваемости гепатитом В мы идём практически на одном уровне с общероссийскими показателями, а по гепатиту С — чуть выше, чем российский уровень. Здесь как можно объяснить? В нашем регионе, начиная с 90-ых годов, отмечался резкий рост заболеваемости острыми гепатитами, и сейчас достаточно большое выявление хронических гепатитов. И по выявлению новых больных тоже отмечается тенденция к росту, это связанно, в первую очередь, с тем, что в 90-е годы через Самару проходил большой наркотрафик, а затем, популяция скопилась достаточно большая, и количество случаев нового заражения продолжает увеличиваться и сейчас.

— Вы внедрили регистр пациентов. Что это дало?
Без понимания того, сколько человек болеет, невозможно построить тактику лечения пациентов, потому что надо посчитать ресурсы, необходимые для их лечения. Изначально по форме Роспотребнадзора, учитывались только "свежие" случаи и общее количество людей, которые находятся с этим диагнозом на данной территории. Что даёт регистр? Регистр дает показатели демографические, социальные, показатели активности гепатита, кто получил лечение, кто не получил лечение, то есть составить более точный портрет пациента с хроническим гепатитом на территории области, и самое главное — понять, какое количество людей нуждается в лечении, по каким моделям, сколько надо препаратов.

— Сколько человек охватывает регистр? Возможно ли выявить всех больных гепатитом? Все ли получают необходимое лечение?

— У нас диспансерная группа составляет примерно 20 тысяч человек. Это по моноинфекции, без ко-инфекции, а ведь у нас еще самый пораженный регион по ВИЧ, и там тоже очень большая группа по гепатитам. Помимо федерального регистра мы еще ведем свой, региональный. И эти 20 тысяч — это не те, кто нуждаются в лечении.

Дело в том, что получить лекарственные препараты можно только через государственные лечебные учреждения. Доступность этой помощи не очень высока. Поэтому нуждающихся в терапии на самом деле меньше. Кто-то уже пролечился, кто-то один раз был занесен и больше не приходит никогда. Реально же в лечении нуждаются порядка 4 тысяч человек. Это примерно 20%.

За четыре года программы лечение у нас получили порядка 1,5 тысяч человек. Но мы один из тех регионов, где, даже несмотря на проводимую терапию, количество новых случаев постоянно нарастает.

— Может быть, новых случаев больше за счет улучшенной диагностики?

— Сложно сказать. Мы сейчас проведем в своем регионе исследование по ВИЧ, оно позволит ответить на этот вопрос. Дело в том, что эпидемии гепатита и ВИЧ в нашем регионе нарастали практически одномоментно. Это исследование даст нам понять: это у нас сейчас новые случаи ВИЧ или это все-таки те, кого мы начали выявлять и "доставать" еще с 90-х годов? И то же самое можно будет сказать и по гепатиту.

Причины заражения гепатитом — наркотрафики 90-х годов

— Каковы основные причины заражения в нашей стране?

— Можно ответить на примере нашей области. Как я уже говорила, наш регион "полыхнул" в 90-е годы, и цифры заболеваемости у нас были очень высокие.

Первый город, куда попали наркотики — Тольятти. На АвтоВАЗе была высокая зарплата, а в молодом городе не сформировались еще свои традиции, своя культура. Город строили не очень социально адаптированные люди, часть из них побывала в заключении. Все это привело к тому, что ВИЧ и гепатитом заболевали целыми улицами.

Затем процесс распространился на расположенную сравнительно недалеко Самару.

То есть, в 90-е годы основной путь был через внутривенные наркотики. Одномоментно заражались и ВИЧ, и гепатитом.

Самое большое количество инфицированных у нас было в 20003–2002 годах.

Сейчас ситуация немного изменилась. Стал преобладать половой путь передачи. Естественно, когда мы начинаем собирать эпиданамнез у пациентов, никто в этом не признается, все говорят, что были у стоматолога, т. е. указывают на медицинский путь. Но перед нами министр поставил задачу, мы проверили государственные стоматологические учреждения по применяемым дезинфицирующим средствам и планам производственного контроля. Оказалось, что в государственных учреждениях применяются очень хорошие средства, контроль за ними эффективный, и Роспотребнадзором нигде не было выявлено каких-то нарушений.

И хотя половому пути передачи приписывается довольно маленький процент — 3-5, если человек не принимает наркотики, то остается только этот вариант.

Пациенты с ВИЧ - это отдельная тема

— А пациенты с ВИЧ? Их всех лечат?

— Нет, не всех. Потребность в лечении действительно очень высока, но даже тех больших денег, что выделяются, не хватает. Мы не можем пролечить всех, кто нуждается, хотя и стараемся. Потому что и лекарства достаточно дорогие, и по-хорошему, так массивно мы начали лечить ВИЧ не так давно. Потому что пришло осознание, что это действительно необходимо делать, потому что страну захлестнула эпидемия.

То же самое происходит с гепатитом С. Только ВИЧ в общественном понимании считается более опасным. Гепатит С в понимании людей так и остался "медленным ласковым убийцей". На самом деле, это не так, и заболевание может прогрессировать достаточно быстро. А поскольку среди инфицированных большинство трудоспособного населения, мы имеем колоссальные социальные потери.

И еще один момент — ВИЧ нужно лечить постоянно, до конца жизни. А по гепатиту С ситуация более перспективная. С помощью новых лекарственных средств его можно победить.

— Каким образом удается реализовать региональные программы лечения? За счет средств местного бюджета?

Безусловно. Деньги на ВИЧ — это, в основном, федеральные деньги. А что касается гепатита — это исключительно программы регионов. Если в регионе понимают проблему — тогда выделяются деньги и решаются проблемы. Поэтому нужна национальная стратегия. Мы не можем выживать сами по себе. У какого-то региона получается, а у какого-то — нет.

Мировые тенденции в борьбе с гепатитом

— Что нужно сделать, чтоб переломить ситуацию с гепатитами в стране? Какова мировая тенденция?

К сожалению, до того момента, как внедрялся регистр, у нас вообще не было примерного представления: а сколько у нас этих пациентов? Сейчас примерное количество уже оценивается, причем достаточно четко: кто нуждается в терапии, кто состоит на диспансерном учете. Поэтому мы можем понимать, что нам необходимо пролечивать достаточно большое количество пациентов. Если мы не будем их лечить сейчас, то, во-первых, эти пациенты остаются источниками инфекции, заражая новых людей. А, во-вторых, самое главное, что через определенный срок наблюдения, для нас это 10 -15 лет примерно, мы придём к всплеску циррозов и рака печени, который развивается за этот период. И если мы не будем этим заниматься, то огромное количество пациентов начнёт уходить на инвалидность, на пересадку печени и т. д. Гораздо большие затраты, чем сейчас, понесет на противовирусную терапию и государство.

Россия — достаточно интересный регион, мы находимся в первой десятке по заболеваемости, туда же входит и США, но, тем не менее, в других странах лечение внедряется более быстро: где-то в рамках государственной гарантии, где-то - страховки, но охват пациентов достаточно большой. Мы же в этом отношении находимся на одном из самых последних мест в мире, потому что терапия достаточно дорогостоящая. До недавнего времени и сроки лечения были большими: стандарт лечения больного с первым генотипом обходился примерно в 600 тыс. руб., и длилось оно от 48 недель — до года.

Сейчас появились новые методы, которые, во-первых, позволяют обойтись более короткими курсами (в большинстве случаев это три месяца), и эта терапия не имеет таких побочных реакций, которые давала наша стандартная терапия — ее наши пациенты даже называли химиотерапией, так тяжело она переносилась. Появились и новые эффективные препараты, но, к сожалению, их стоимость — еще выше.

— Как другие страны добились того, что у них больше охват лечения, чем у нас, и что нужно сделать, чтобы достичь этих показателей?

— Во-первых, должны существовать программы с хорошим бюджетом. Ни одно государство не в состоянии принять финансирование таких программ целиком на себя. У нас в стране примерно 4 -5 млн. пациентов с гепатитом С. Представьте себе, как пролечить такое количество людей! В других странах, как я уже говорила, часть обязательств выполняется страховыми организациями, часть на условиях софинансирования, но надо признать: в Европе количество больных по сравнению с нами достаточно невысокое. У нас же это становится глобальной проблемой — и из-за огромной территории, большого количества жителей, и из-за того, что изначально к гепатиту относились раньше очень просто: ну, носитель, антиген, и ты с этим ходил и на это никто не обращал на это внимание. А сейчас, когда ясно, что носитель антигена приводит к развитию рака печени, то естественно стали обращать на это гораздо больше внимания, улучшилась диагностика, методы обследования, поэтому и количество больных, нуждающихся в терапии, тоже выросло.

Львова Елена
Энергетика натуральных тканей Энергетика натуральных тканей Психотерапия
В толпе, на людях, очень рекомендую укрывать шёлком голову. Благодаря этому значительно меньше устаёшь от тех, кто просто как вампир высасывает из людей энергию!
Фитотерапия при лечении эпилепсии Фитотерапия при лечении эпилепсии Первая помощь
Интересная методика лечения эпилепсии была предложена известным югославским целителем Д. Животичем. Она состояла из 6 курсов лечения по 10-20 дней.