Здравоохранение Израиля: "Корзина здоровья"
Здравоохранение Израиля: что там, в

О здравоохранении в Израиле ходит много слухов и легенд. Еще больше — рекламы. А все-таки — что из этого правда, а что ложь? О том, как там все устроено и какую роль в медицине этой страны играют семейные врачи, рассказывает Григорий Розенфельд. Он, как вы поняли, из "бывших наших". И его-то мы и спрашивали об особенностях всей этой системы…

Читайте также: Лечение в Израиле: профессионализм и высокие технологии

Справка. Григорий Розенфельд работает семейным доктором больничной кассы Маккаби в городе Ашдоде с населением в 240,3 тыс. жителей, находящемся в 40 км от Тель-Авива на берегу Средиземного моря.

— Не могли бы вы в общих чертах сравнить здравоохранение Израиля и других развитых стран?

— В Израиле существует традиционное для развитых стран Европы здравоохранение, основанное на доминирующем государственном секторе и обязательном государственном медицинском страховании (ОГМС). Финансирование нашего здравоохранения относительно высокое — за последние годы оно составляло около 8% ВВП, то есть примерно 2 тыс. долл. в год на каждого израильтянина. Средняя продолжительность жизни в Израиле одна из самых высоких в мире: у женщин — 82 года, у мужчин — 78 лет. Детская же смертность в нашей стране 4,3 на 1000 новорождённых — одна из самых низких в мире. В результате Израиль имеет сравнимые с наиболее развитыми странами показатели здоровья, но в отличие от них — позитивную демографическую ситуацию. Годовой прирост нашего населения составляет около 2%.

Все наши граждане застрахованы в системе ОГМС и имеют равный доступ к услугам здравоохранения, но взносы за медуслуги платят в разном размере. Размер подоходного налога в Израиле колеблется от 0 до 50% заработка в зависимости от прогрессивной шкалы. С этой суммы 5% отчисляется на страхование здоровья.

— Что представляют собой страховые организации Израиля?

— Предоставление и оплата медицинских услуг контролируется службой страхования. Эта организация ежегодно выплачивает деньги за каждого пациента 4-м больничным кассам Клалит, Леуми, Маккаби и Меухедет. Это фактически коммерческие организации, контролируемые государством через Минздрав Израиля. У гражданина есть право выбора между кассами. Каждая из них связана договорами с сетью лечебных учреждений, среди которых есть ей же и принадлежащие, но также частные и государственные. Кассы жестко конкурируют друг с другом главным образом за счет продажи разнообразных услуг, входящих в дополнительные медицинские страховки, которыми пользуются уже более 80% израильтян. В отношение же докторов, которые работают на больничную кассу, она выступает в качестве зоркого и требовательного хозяина. Если работа доктора кассу не устраивает (низкое качество лечения, высокие и необоснованные затраты на обследование и лечение больных, недовольство пациентов действиями данного доктора) касса в соответствии с условиями индивидуального договора, обычно автоматически возобновляемого каждый год, вправе его не продлевать.

— Но содержание базового общенационального страхового пакета кассы менять не могут?

— В Израиле он называется "корзиной здоровья" и подразумевает комплекс услуг, обязательных к предоставлению в случае обращения застрахованного. Корзина утверждается правительством и едина для всех больничных касс. Поэтому услуги, предоставляемые больничными кассами, одинаковы. Они отличаются только тем, какие конкретно врачи их предоставляют, насколько быстро можно получить тот или иной вид помощи, в какой больнице. Но хотя в плане социальной доступности медицинских услуг все пациенты нашей страны находятся в равных условиях, обладатели дополнительных страховок имеют несколько лучшие возможности. Например, у них есть право на выбор хирурга, который будет их оперировать, причем произойдет это в частной больнице, в то время, как те, у кого такой страховки нет, должны будут ждать своей очереди в государственную больницу.

Госпитализация в Израиле практикуется только в тех случаях, когда лечение не может производиться амбулаторно. Однако тут возникает такая проблема, как перегруженность больничной койки, откуда и образуются очереди на стационарное лечение. Например, в 2010 году средняя занятость койки в терапевтических отделениях, с общим числом госпитальных коек 3,3 тыс. была 113%. Первичная помощь в Израиле, предоставляемая врачами общей практики (всего нас около 8 тыс. из 20 тыс. врачей Израиля), легко доступна, записи и очередей нет. Кстати, в Израиле нет участков, а, следовательно, участковых врачей. За посещение и семейного врача, и специалиста пациенты доплачивают из своего кармана. При первом посещении семейного врача в больничной кассе Маккаби в каждом квартале взимается всего 2,2 долл., а специалиста- 6,4 долл. После этого, даже если больной будет посещать данного доктора ежедневно, он не платит ничего. Но как только наступает новый квартал, придется снова заплатить те же суммы.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашей работе.

— В СССР я был общим хирургом, потом — урологом соответствующего отделения большой клинической больницы. В Израиле я работал сначала хирургом, затем — старшим хирургом приемного отделения одной из крупных больниц Израиля. Я дежурил по этому отделению, и моей основной задачей был отбор и сортировка больных: кого немедленно в операционную, кого -на госпитализацию в хирургическое отделение для наблюдения и лечения, кого — в другие отделения больницы. Но приходилось и оперировать. В основном, это были срочные хирургические вмешательства небольшого объема, экстренное обследование и реанимация больных с травмами и ранениями, стабилизация их состояния и перевод их в операционную, либо в другие отделения. Или даже выписка домой, если состояние больного позволяло это сделать. Большое значение здесь сыграл мой прежний врачебный опыт, особенно когда приходилось консультировать коллег других специальностей. Не скрою, что я изменил специальность в том числе и потому, что в Израиле среднестатистический семейный врач получает большую зарплату, чем общий хирург в больнице. К тому же мне хотелось больше времени проводить с семьей, а многие мои дежурства в операционной приходились на субботу, единственный выходной день в неделю, предусмотренный трудовым законодательством Израиля. Кстати, в Израиле у большинства врачей два выходных дня: пятница и суббота. Работа в субботу оплачивается в двойном размере.

— С чем, по вашему мнению, связана такая разница в зарплатах в Израиле?

— Работая в поликлинике, врач находится в определенной степени в изоляции. Есть только он и больной. За работой доктора никто не присматривает. С одной стороны он, казалось бы, никому не подотчетен, но с другой стороны, у него нет возможности сделать перерыв в работе, посоветоваться с заведующим отделением, с профессором, с коллегами. Решение надо принимать самостоятельно, безошибочно и быстро, всего за 15 минут, которые отводится на прием одного пациента. А сделать это очень непросто. В том числе и по этой причине в Израиле зарплата у врача поликлиники выше, чем зарплата больничного врача, в том числе и хирурга.

Я работаю сейчас на основании трудового договора с больничной кассой Маккаби, причем я должен принимать только в ней же и застрахованных пациентов. И таких как я наемных семейных врачей в Израиле подавляющее большинство. Если же я захотел бы стать частнопрактикующим врачом, то я смог бы лечить больных, застрахованных в любой кассе, но в моей работе многое изменилось бы. "Свободные доктора" не обеспечиваются ни помещением для кабинета, ни секретарем, ни пенсией, ни оплатой дней нетрудоспособности, ни подмененным врачом на время отпуска. Придется оплатить и страховку на случай медицинских ошибок. Что же касается наемных врачей больничной кассы, то она содержит для этой цели своих собственных адвокатов. Я работаю 36 часов в неделю, у меня 2 выходных дня, мой отпуск 24 рабочих дня в году.

— Вы удовлетворены итогами вашего труда, вашим материальным положением?

— Если говорить о моральном удовлетворении от моей работы, то — да, мне она нравится. Главная причина, наверное, в том, что диспетчерская составляющая в работе поликлинического терапевта, которая с годами, фактически дисквалифициовала моих коллег в России, здесь в Израиле хотя и присутствует и является необходимой частью моего труда, но отнюдь не основной. Главное же в моей повседневной работе — это лечение людей, борьба с их болезнями. И я уверен, что, используя те немалые возможности, которые предоставляет врачу система здравоохранения Израиля, я помог многим моим соотечественникам вернуть здоровье или поставить их расстройства под жесткий контроль. Положительным моментом в работе для меня является и то, что я могу самостоятельно проводить терапевтическое лечение достаточно широкого спектра патологий. Конечно, я обязан согласовывать с больничной кассой случаи госпитализации пациентов, а также назначение наиболее дорогостоящих лекарств, инструментальных и других сложных обследований. Однако каждый раз, принимая такие решения, я тщательно взвешиваю все за и против. Поэтому могу гордиться тем, что больничная касса практически всегда соглашается с моими решениями. Моя зарплата превышает среднестатистическую в Израиле, которая составляет 2.450 долл. В структуре моей зарплаты предусмотрены различные надбавки за качество и степень интенсивности моей работы. Они весьма существенны, и при добавлении к базовой зарплате заметно повышают ее. Больничная касса часто проводит анонимные телефонные опросы больных относительно того, насколько они довольны своим доктором. Результаты таких опросов доводятся до сведения руководства, в зависимости от этого зарплата врача может измениться.

Кириллов Вадим
От нарывов поможет "детское" мыло От нарывов поможет "детское" мыло Дерматология
Не зря говорят, что все гениальное просто.
Избавляемся от перхоти народными средствами Избавляемся от перхоти народными средствами Что новенького?
Многие люди воспринимают перхоть как неприятное, но временное явление и не считают данное явление, приносящее неудобства, заболеванием.