UNITAID: России нужна не помощь, а действие
UNITAID: России нужна не помощь, а действие. 8984.jpeg

Понятие "помощь странам третьего мира" вовсе не ушло в историю. В Африке сегодня действуют проекты ООН по борьбе с ВИЧ, туберкулезом и малярией. Финансирует их ЮНИТЭЙД — организация в системе ООН, единственный инвестор программы ВОЗ по преквалификации лекарств, диагностики и лабораторий. При этом во всем мире надеяться продолжают на Россию…

…в которой проблема туберкулеза не менее серьезна, чем в Африке.

Корреспонденту MedPulse удалось поговорить с Дэни Бруном, Исполнительным Директором ЮНИТЭЙД:

— Дэни, в чем заключается миссия ЮНИТЕЙД — и почему организация заинтересована в сотрудничестве с Россией?

— ЮНИТЕЙД 7 лет работает для того, чтобы увеличить возможность доступа к терапии и диагностике в странах с низким уровнем дохода. Что касается сотрудничества с Россией, то, я надеюсь, оно начнется в 2013 году. Возможные направления нашей совместной работы уже можно увидеть…

— Какие это направления?

— Россия обладает очень сильной фармацевтической индустрией, активно работающей и в исследованиях, и в создании лекарств против туберкулеза, гепатита, ВИЧ. Нам хотелось бы, чтобы эта работа приносила пользу странам с низким доходом.

ЮНИТЕЙД предоставляет финансирование организациям, которые осуществляют проекты снижения стоимости лекарственных средств. Чтобы препараты стали дешевле и лучше — и поэтому оказались бы более доступными для стран с низким уровнем дохода. Чтобы вести эту работу, нам нужно, чтобы членами ЮНИТЕЙД стали страны, способные предоставлять финансирование для таких проектов. Сейчас в нашей организации — 14 стран. Надеюсь, в ближайшем будущем с нами станет сотрудничать и Россия.

Мы работаем с фармацевтическим сектором, чтобы помочь производителю снизить цены на лекарственные препараты. Мы помогаем найти более эффективные технологии производства лекарственных средств и вместе с производителями анализируем, за счет чего можно сократить саму стоимость создания препарата — и за счет чего можно лучше научиться прогнозировать спрос. Также мы работаем над созданием консолидированных заказов. При такой форме заказа производитель может сразу узнать, какое количество препаратов требуется выпустить. Эта цифра всегда велика. Стоимость препаратов, произведенных в большом количестве по консолидированному заказу, становится меньше.

Также мы поддерживаем программу "pre-qualification" (предварительное утверждение). Это проект ВОЗ, в рамках которого Всемирная организация здравоохранения сама дает регистрацию фармкомпаниям. Получив регистрационные документы ВОЗ, производители могут импортировать препараты в африканские страны. Такая регистрация — значительно дешевле и быстрее, чем регистрация каждого лекарства в каждой интересующей производителя африканской стране. Поэтому в настоящий момент фармкомпаниям это выгодно. Мы работаем с производителями Европы, Индии, Китая. Также хотим сотрудничать и с Россией, чтобы российские препараты могли быть реализованы в мире по более интересным ценам.

Читайте также: "Болезнь поцелуев" — мононуклеоз

— Есть ли сейчас у России и ЮНИТЕЙД, ООН, другими международными организациями совместные проекты?

— Россия давно сотрудничает с ВОЗ. А в Томске реализуется проект Глобального фонда по обеспечению доступа к противотуберкулезным препаратам. Российские эксперты обладают очень большим опытом.

— ЮНИТЕЙД привлекает их опыт к выбору препаратов для стран с низким доходом?

— Все финансирование, которое ЮНИТЕЙД выделяет на приобретение лекарств, должно быть одобрено нашим экспертным советом. В экспертный совет входят представители государств, которые вносят свой вклад в функционирование нашей организации. Россия пока не является участником ЮНИТЕЙД, поэтому не участвует в принятии решений. Если Россия присоединится к нам, ее представители будут в экспертном совете, и она будет иметь слово по всем финансовым решениям организации.

— Почему предпочтение при выборе препаратов нередко отдается производителям из Индии и Китая?

— Выбор препаратов всегда делается в сотрудничестве с ВОЗ. Наша задача — предоставить наилучшие из возможных лекарственных препаратов по наиболее низким ценам. Индийские препараты сегодня считаются лучшими в мире — и они доступны по низкой цене. В сфере производства противомалярийных лекарственных средств Индия считается лидером. Вместе с тем, африканские страны покупают препараты и из США, и из Франции, и из Швейцарии. Кстати, швейцарские компании обеспечивают очень хорошее качество по низким ценам. Наша работа — обеспечение доступа к более выгодным качественным препаратам.

— Какие страны считаются лучшими производителями лекарств от туберкулеза?

— Среди государств, которые специализируются на производстве таких препаратов, можно назвать США, Великобританию, Японию, Индию. В Индии часто производятся активные вещества для лекарств. Конечно, производитель активного вещества имеет преимущество.

— Какие российские противотуберкулезные препараты вы считаете наиболее качественными?

— Я только начал знакомиться с ними. Успел встретиться с сотрудниками "Фармсинтеза" и "Акрихина", мне кажется, они производят хорошие противотуберкулезные препараты. Интересно, что Россия активно работает с такой проблемой, как множественная лекарственная устойчивость туберкулеза.

— В чем важность проблемы туберкулеза в России, с которой ЮНИТЕЙД хотела бы сотрудничать, и в африканских странах, которым ЮНИТЕЙД помогает?

— Туберкулез представляет собой две проблемы. Первая — стандартная форма заболевания. Вторая — множественная лекарственная устойчивость. Для России, Украины, Индии, Китая, Филиппин, Индонезии, стран Южной Африки очень актуальна именно вторая проблема. В этих странах формы туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью играют очень большую роль — и ложатся очень большим грузом на здравоохранение. В России и Африке (во всех ее регионах, не только на юге) множественная лекарственная устойчивость часто бывает результатом сочетания туберкулеза с ВИЧ-инфекцией. Именно эта множественная сочетанная форма убивает пациента.

— Такая связка чаще встречается в Африке или в России?

— В России.

— Поэтому Россия попросила ЮНИТЕЙД о сотрудничестве?

— Россия не спрашивает нас, может ли она внести деньги в нашу организацию. Мы просим Россию, может ли она это сделать в рамках нашего сотрудничества.

— Если Россия станет членом ЮНИТЕЙД, получит ли она помощь и поддержку в решении проблемы туберкулеза? Среди россиян это заболевание очень распространено…

— Россия, поскольку она богатая страна, в любом случае получает препараты из стран, о которых мы говорили (США, Великобритании…). Другое дело, что благодаря сотрудничеству с ЮНИТЕЙД Россия могла бы, в частности, помочь сократить заболеваемость туберкулезом в соседних с нею странах. Например, в странах Центральной Азии. И обеспечить там лучшее качество противотуберкулезной терапии и профилактику болезни. Ведь для России это очень важно ввиду высокой распространенности туберкулеза у мигрантов, которые прибывают в страну.

— Если у России достаточно возможностей, то в чем причина сложившейся ситуации — с туберкулезом, в частности?

— России нужна не помощь, а действие, как мне представляется. На самом деле Россия вполне способна полностью справиться с туберкулезом самостоятельно. У нее есть и деньги, и необходимые знания, и компетенции, и также возможность эту проблему решить. Поэтому это задача действия, а не помощи. Я приехал ни в коем случае не для того, чтобы говорить России, что ей нужно делать. Она прекрасно сама все знает — и полностью в состоянии это делать. Задача ЮНИТЕЙД немного другая — пригласить Россию принять участие в помощи другим странам мира.

— То есть России нужно перестроить свои приоритеты?

— Мне кажется, что ориентиры Россия выбрала совершенно правильно. По изменениям 4-5 последних лет видно, какой произошел прогресс. Выросла ожидаемая продолжительность жизни. Очень сильно сократилось распространение заболеваемости. Т. е. все показатели пошли вверх. Но по-прежнему остаются проблемы, которые требуют внимания: туберкулез, ВИЧ-инфекция, связанная, в частности, с наркопотреблением, распространение гепатитов. Это проблемы, которые не исчезают моментально. И, естественно, мы хотели бы привлечь Россию к совместной работе над ними. Поскольку мировая система здравоохранения движется вперед, и сейчас очень большое внимание уделяется неинфекционным заболеваниям.

— Для неинфекционных заболеваний очень важна профилактика. Что вы считаете важным в профилактике туберкулеза?

— Самая лучшая форма профилактики туберкулеза — лечить людей, которые являются его носителями. Болезнь передается от носителей, которые не лечатся. Важно ввести в стране раннюю диагностику, чтобы вовремя пролечивать людей. Если терапия эффективная — они больше не будут заразны. Ведь если кто-то кашляет на улице, риск передачи небольшой. А вот если в комнате, если люди живут вместе….Если вы находитесь в маленьком замкнутом плохо вентилируемом помещении, то болезнь обязательно передается. Поэтому вентиляция и снижение количества людей которые живут или работают в одной комнате, будь то общежитие, тюрьма и т. д., — крайне необходимые меры профилактики.

— Что вас больше всего привлекает в вашей работе?

— Мне очень нравится, что ЮНИТЕЙД ориентирована на результат. И я действительно горжусь этим. Нам удалось в три раза сократить стоимость лечения для детей, живущих с ВИЧ-инфекцией, и в шесть раз сократить стоимость препаратов от малярии для африканских стран. И это прекрасно, потому что люди, когда цена лекарства становится ниже, могут сами приобрести эти препараты и самостоятельно защитить и себя, и своих близких.

Алтайская Екатерина
Крахмал: знакомый незнакомец Крахмал: знакомый незнакомец Профилактика
У любой хозяйки на кухне наверняка есть пакетик с картофельным крахмалом. Правда, стоит он чаще всего в самом дальнем углу - крахмал не так популярен, как, например, мука, и используется гораздо реже.
Энергетика натуральных тканей Энергетика натуральных тканей Психотерапия
В толпе, на людях, очень рекомендую укрывать шёлком голову. Благодаря этому значительно меньше устаёшь от тех, кто просто как вампир высасывает из людей энергию!