Сербский: врач без страха и упрека
Сербский: врач без страха и упрека. 8861.jpeg

26 февраля исполняется 155 лет со дня рождения человека, которого называли "психиатром без страха и упрека". Он не любил публичности, но на защиту своих пациентов вставал горой, не боясь никого. Не согласившись с новыми порядками, которые, по его мнению, вредили больным, он уволился из той самой клиники, которая теперь носит его имя.

В 1917 году, после смены власти, его хотели вновь назначить профессором. Но не успели: Владимир Петрович Сербский умер в марте 1917 года.

О детских годах будущего знаменитого психиатра известно немного. Владимир Петрович Сербский родился в 1858 году в городке Богородске (ныне — Ногинске) Московской области в семье врача. Окончив 2ую Московскую гимназию, семнадцатилетний Владимир поступил на факультет физико-математических наук Московского университета, который окончил в 1880 году со степенью кандидата естественных наук. Что толкнуло его получать второе, медицинское образование — неизвестно. Но в том же году Сербский был принят сразу на третий курс медицинского факультета того же учебного заведения, к 1883 году он имел диплом врача, а также серебряную медаль за студенческую работу "Клиническое значение альбуминурии" (нарушение работы почек).

Читайте также: Почему женщины теряют интерес к сексу

Хотя работа, получившая высокую оценку преподавателей, относилась к изучению болезней почек, Сербский видел себя только психиатром. Свою врачебную деятельность он начал сразу после окончания ВУЗа в частной психиатрической лечебнице М. Ф. Беккера. Эта лечебница для душевнобольных, по месту своего нахождения прозванная "Красносельской", была первым в Москве уголком московской психиатрической, или корсаковской, школы. В стенах этой знаменитой в летописях русской психиатрии лечебницы воспитывалось первое поколение учеников Сергея Сергеевича Корсакова: Сербский, Баженов, Токарский, Успенский. Эта клиника по праву считалась колыбелью русской судебной психиатрии.

В 1885 году 27-летний Сербский получает приглашение тамбовского губернского земства заведовать земской психиатрической лечебницей, и принимает его с благословения самого Корсакова. Но проработал в Тамбове он всего два года. Прошло более ста лет с тех пор, как в Европе была отменена зверская традиция заковывать любых душевнобольных в цепи и содержать их, как заключенных. Но в российских уездных больницах изменения происходили крайне медленно. Не в силах смотреть на притеснения пациентов и не имея возможности переломить эту систему, Сербский уезжает стажироваться в Вену. Там он занимается у знаменитых Оберштейна и Мейнерта и посещает европейские психиатрические учреждения.

Когда спустя год в Москве открывается психиатрическая клиника Московского университета, Сербский избирается в нее Московским медицинским факультетом на должность ассистента. Сначала, с 1887 года, Владимир Петрович работал в клинике старшим ассистентом под руководством Корсакова, а после защиты в 1891 году докторской диссертации и получения в 1892 году звания приват-доцента стал читать в университете курс психиатрии.

Сербский всегда ратовал за то, чтобы относится к больным прежде всего как к людям. Он не раз вступал в дискуссию с психиатром Эмилем Крепелином, который прибегал к формализованной диагностике психиатрических заболеваний. Рассматривая картину заболевания, Сербский учитывал не только душевные, но и физические недуги больных, стараясь воссоздать картину их взаимосвязи. Работы Сербского в области кататонии (психопатологический симптом, выражающийся прежде всего в двигательном ступоре, который может длиться годами), галлюцинаций, раннего слабоумия и органических поражения головного мозга до сих пор считаются классикой психиатрии. Сербский впервые доказал несостоятельность учения Кальбаума о кататонии как самостоятельной болезни: он установил, что кататонический симптомокомплекс может быть следствием различных психозов.

Сербский много сделал и в области судебной психиатрии. Он был первым преподавателем Московского университета, читавшим с 1892 года лекции по судебной психиатрии студентам юридического и медицинского факультетов. Результатом этих занятий стали два тома "Судебной психиатрии" (в 1895 году был издан первый том, в 190-м — второй), явившиеся первым в России руководством, в котором освещались вопросы судебно-психиатрической теории и практики, а также законодательства для психических больных.

Профессор оставался верен основам медицинской этики: ради блага своих пациентов он не боялся пойти на конфликт с властями. Знаменитой стала история о том, как 1906 году он выгнал из своей клиники полицейских, которые разыскивали якобы спрятавшихся под видом больных революционеров. Несмотря на то, что полицейские имели предписание градоначальника, Сербский на свой страх и риск отказался его исполнять. Он объяснил, что осмотр психических больных посторонними лицами, тем более людьми в форме, может нанести огромный вред психике больных, многие из которых страдают манией преследования.

Пристав, встретивший решительный отпор, после переговоров по телефону со своим начальством заявил, что московский градоначальник решительно требует произвести проверку и дает полчаса на размышление. На что Сербский ответил: "Мои научные убеждения не могут измениться ни через полчаса, ни через более продолжительное время; возложенная на меня по закону как на директора клиники забота о здоровье душевнобольных не позволяет мне ни при каких условиях дать согласие на меры, от которых может пострадать здоровье пациентов". Видя непреклонность Сербского, полиция отступила. Мало того, Сербский подал жалобу на полицию и требовал привлечь пристава и градоначальника к судебной ответственности.

Со слов доктора Ганнушкина, который проработал с Сербским восемь лет, вырисовывается портрет немногословного и грубоватого внешне, но доброго и преданного делу человека. В соответствии с революционным духом тех лет на съездах русских психиатров постоянно пропагандировали автономно-коллегиальный стиль руководства. Сербский, далекий от политики, считал, что для больных и клиники будет лучше единоначалие в управлении. К примеру, был категорически против, чтобы пациентов распределяли по отделениям в его отсутствие. Это обострило и без того наметившийся конфликт с врачами. Под увольнение за "ослушание" попали Ганнушкин и многие другие талантливые врачи. Говорят, впоследствии Сербский очень раскаивался…

В 1911 году из-за продолжающегося конфликта с властью, которая была недовольна позицией Сербского и его резкой критикой некоторых судебных экспертиз по громким делам, профессор принял решение уйти. Он покидал клинику, которой отдал 24 года своей жизни, и которая сейчас носит его имя. Спустя шесть лет, после смены власти в стране, было принято решение вернуть Владимира Петровича в клинику. Но было поздно: Сербский умер 23 марта 1917, едва ли не в тот же день, когда пришла телеграмма из Петрограда. Однако похоронен он был в должности действующего, а не бывшего, профессора Московской психиатрической клиники.

"Психиатр без страха и упрека", — так охарактеризовали Сербского коллеги, которые пришли попрощаться с ним.

"За почти 30 лет моего служения психиатрии, — говорил Сербский, — я всегда считал своим нравственным долгом отстаивать всеми доступными мне средствами права и интересы душевнобольных. Все равно, нарушались ли они невежеством служителей, считающих необходимым наказать больного, или недостатком образования тех, кто устраивает охоту на уже и без того наказанных самой болезнью людей".

Филимонова Яна
Кедровые орехи защитят от болезней сердца Кедровые орехи защитят от болезней сердца Здоровье и профилактика
Употребление в пищу кедровых орехов может стать отличной профилактикой ишемической болезни сердца, гипертонии и атеросклероза.
Китайский массаж стоп "Цзинло" от ста болезней Китайский массаж стоп "Цзинло" от ста болезней Оригинальные методики
Массируя стопы, воздействуя на рефлекторные точки, вы сможете создать стимул и баланс общего состояния внутренних органов и организма в целом.