Коварство малярии - в ее двуликости

Коварство малярии - в ее двуликости. 6854.jpegКогда болезнь не является болезнью? Вопрос больше похож на головоломку, но ответ на нее существует: когда эта болезнь — трехдневная малярия. Медицинское сообщество нельзя упрекнуть в недостаточном внимании к проблеме малярии, однако коварство этого заболевания кроется в том, что видов малярии два, тогда как весь мир борется только с одним.

По свету гуляют в основном два вида малярии, которые вызывают паразиты Plasmodium falciparum и Plasmodium vivax. Оба вида плазмодиев переносятся комарами рода Anopheles. Борьба с малярией — например, осушение болот или прием препарата артемизинин, — приносит свои результаты в обоих случаях, однако это не значит, что между P. falciparum и P. vivax можно поставить знак равенства. На практике оказывается, что все методы борьбы обычно направлены на разгром первого вида малярии, тропической, тогда как исследователи, изучающие трехдневную малярию, зачастую испытывают ощущение, что имеют дело с невидимкой.

Читайте также: Уязвленная печень мстит молодым и рьяным

Несколько десятилетий назад борьба исключительно с тропической малярией действительно имела смысл. С финансированием здравоохранения было туго, да и о каком финансировании можно говорить на далеких диких островах? В результате тропическая малярия уносила — и продолжает уносить по миллиону жизней в год. Теперь же вопросы здравоохранения заняли достойное место в первой тройке самых злободневных мировых проблем, да и деньги на изучение, профилактику и лечение малярии стали выделять, не скупясь: отдельные политики и международные организации поняли, что инфекционные заболевания не только ведут к сокращению численности населения, но и ставят барьеры на пути к экономическому процветанию. В этом контексте гораздо сложнее приходится тем, кто занят исследованием трехдневной малярии.

Подсчитать число ее жертв нелегко, но примерный порядок цифр представить можно. Рик Прайс из Оксфордского университета говорит, что от последствий трехдневной малярии страдают от 80 до 390 миллионов людей ежегодно. Цена болезни в пересчете на эти миллионы — от 1,4 до 4 миллиардов долларов. И это если не учитывать косвенные убытки для экономики страны, где живут больные. Сильнее всего от малярии страдает Средняя Азия, где, кстати, тропической малярии и нет — зато там прекрасно себя чувствует трехдневная малярия, которая любит умеренный климат. Так, например, в первой половине ХХ века трехдневная малярия вовсю свирепствовала в Архангельске.

Едва ли не самое важное в решении этой проблемы — узнать, сколько именно людей инфицировано. Доктор Прайс в своих подсчетах основывается на подтвержденных диагнозах, однако ряд исследователей полагает, что реальное число больных окажется больше: болезнь можно определить, только изучив образец крови под микроскопом, да и то не факт, что плазмодиев удастся обнаружить.

Трехдневная малярия, в отличие от тропической, поражает лишь молодые красные кровяные тельца, только-только произведенные костным мозгом. Ли Холл, главный паразитолог национального института аллергии инфекционных заболеваний США, говорит, что, поместив под микроскоп каплю крови больного, сотен кишащих паразитов там не увидишь: за ними нужно охотиться. Желающих окунуться в гущу событий с микроскопом наперевес и прочесывать места обитания инфицированных граждан явно не хватает, а это значит, что миллионы случаев заболевания трехдневной малярией так и останутся невыявленными.

Сравнивать тропическую и трехдневную малярию — задание сродни поиску различий между обычным приматом и человекообразной обезьяной. На взгляд простого обывателя они практически одинаковы, тогда как для зоолога эти два вида разительно отличаются. Взять хотя бы раннюю историю паразитов-плазмодиев. P. falciparum, например, изначально выбрал себе в качестве ПМЖ человекообразных обезьян, обитавших в Африке. Около 300 тысяч лет назад паразит расширил сферу влияния и перебрался с горилл на людей. P. vivax же поселился в обычных обезьянах, населявших Юго-Восточную Азию. Разные пути развития обуславливают и различия в биохимии паразитов, так что-то, что работает в случае с тропической малярией, не поможет в борьбе с трехдневной. Например, лишь одно лекарство — примахин — поможет справиться с плазмодиями P. vivax, когда они только-только поразят печень.

Далее, противомалярийные сетки, отлично справляющиеся со своей задачей в случае тропической малярии, не помогут, когда дело касается трехдневнй малярии. А все потому, что ее переносит большее число видов комаров, и людей они атакуют в основном вне помещений.

Коварство малярии - в ее двуликости. 6855.jpegВлияние паразитов на здоровье также различается. Тропическая лихорадка более жестока, чем трехдневная, однако плазмодии P. falciparum выводятся из организма в течение нескольких недель. P. vivax, напротив, скрывается в печени, где они могут сидеть годами, никак себя не проявляя до очередного рецидива. Лихорадка и озноб так выматывают больных, что специалисты по малярии мрачно шутят: мол, болезнь может и не убить тебя, но ты сам будешь мечтать о смерти. В особо серьезных случаях тяжелые или часто повторяющиеся приступы могут привести к дыхательной недостаточности, психическим расстройствам и даже к разрыву селезенки.

Главную причину, по которой трехдневной малярии уделяется так мало внимания, лучше всех сформулировала Джейн Карлтон из Университета Нью-Йорка: "Грубо говоря, трехдневная малярия не убивает детей в Африке, поэтому в спонсорских списках приоритетов она числится на последнем месте". Да и научные издания не считают эту проблему серьезной. Не так давно Карлтон искала, куда бы пристроить свою статью о трехдневной малярии — материал идеально вписывался в концепцию большинства медицинских журналов, да и тема, как думала Карлтон, была выбрана удачно. Увы: одно из самых авторитетных онлайн-изданий PLoS Neglected Tropical Diseases отказалось размещать у себя эту статью, заявив, что они и так уделяют малярии много внимания. "Они не хотели больше ничего слышать о малярии, — сетует Карлтон. — Мне пришлось потрудиться, чтобы убедить их в том, что трехдневная малярия и тропическая — совершенно разные вещи".

Синица Наталья
Спаситель - йодинол Спаситель - йодинол Профилактика
Хочу поделиться многолетним опытом применения волшебного лекарства — йодинола. Я отношусь к нему с большим уважением, и он всегда хранится в моей аптечке, если куда уезжаю, беру с собой.
Десять жизненных уроков, которые можно извлечь из буддийских учений Десять жизненных уроков, которые можно извлечь из буддийских учений Психотерапия
Как и любая другая религия, буддизм отличается своей необыкновенной мудростью, размеренностью и бесконечной философией.