От плохих воспоминаний надо не избавляться – надо суметь их перебороть Видео
От плохих воспоминаний надо не избавляться – надо суметь их перебороть Видео. память

Сотрудники Дартмурского колледжа собрались научить людей забывать неприятные для них воспоминания. Основанием оптимизма стали опыты, в которых учили забывать неприятности, стирая контекст событий.

Сложно сказать, чем подобные наработки смогут помочь в реальной практике — для, так сказать, "лечебной амнезии". Ну, например, человек, возвращаясь из гостей, стал жертвой хулиганского нападения — что, помимо, непосредственного ущерба в виде синяков и отобранного кошелька способно вызвать у него невротические расстройства, вплоть до самой настоящей "фобии преследования". Когда пострадавший будет испытывать приступ "панической атаки" при каждом попадании на пустынную и темную улицу.

Как не думать о белом медведе

Да, подобное "посттравматическое расстройство" было бы очень заманчиво вылечить, убрав первопричину, в данном случае, память о разбойном нападении. Просто сомнительно, как это удастся обеспечить методом такой "контекстной психотерапии". Контекст то тут, как раз и заключается в темноте и пустых улицах. И не думать о них человеку, которого именно в этой обстановке ограбили злодеи — это сродни известной притчи о "белом медведе". Когда знахарь лечил мужика от грыжи и строго ему наказал: "Сядь на корточки, просиди там два часа и думай о чем угодно, кроме как о белом медведе, а то лечение пойдет насмарку". Пациент так и сделал. И все два часа думал о том, как бы ему о белом медведе случайно не подумать…

Про скепсис

Впрочем, скепсис в отношении задумки американских ученых не должен вызывать пессимизма в плане общей эффективности лечения стрессовых расстройств. Собственно говоря, не факт, что полное исчезновение какого-то воспоминания возможно вообще — в принципе. В литературе часто встречается выражение: "Когда я оказался перед лицом смерти, у меня перед глазами за несколько секунд пронеслись все события моей жизни". И это отнюдь не литературное преувеличение.

Так, уже несколько десятков лет известно, что во время нейрохирургических операций на мозге (они часто делаются под местным наркозом — ведь само вещество мозга болевых рецепторов не имеет, а снабженные этими рецепторами мозговые оболочки можно обезболить и новокаином). У пациентов, после касания скальпелем до определенных участков мозга, возникают очень яркие воспоминания. Которые, собственно, правильнее было бы назвать "галлюцинациями" — например, человек может поверить, что он в данный момент находится не в операционной, а где-нибудь на курорте, на который он ездил несколько лет назад.

Отсюда нейропсихологами был сделан вывод о существовании двух главных и малозависимых друг от друга видов памяти произвольной и непроизвольной. С помощью первой мы старается что-то запомнить, что-то забыть. Чаще всего оба эти процесса и так идут автоматически, без нашего волевого усилия.

Непроизвольная память

А вот "непроизвольная память", вроде "черного ящика самолета" записывает абсолютно все, что произошло с человеком. Другое дело, что многие из этих записей осознанно мы вспомнить не может. Добраться до этих "защищенных файлов" можно только введя пациента в "третью степень" гипноза — что получается далеко не со всеми. Хотя, конечно, есть и более "продвинутые" методы гипновоздействия — вроде "наркогипноза", "взлома психики" с помощью средств для наркоза. Частным случаем чего является широко применяемая в "шпионских" романах (да и в реальной практике спецслужб тоже) "сыворотка правды".

Про генеральную память

Естественный путь доступа ко всему массиву такой "генеральной памяти" — это, как мельком упоминалось выше, радикально кризисные ситуации на грани жизни и смерти. И, как знать, возможно и то, что в традициях самых разных религий называют "последним судом", на котором рассматриваются абсолютно все мысли, желания, поступки человека, сделанные им при жизни…

Но вернемся к чисто медицинским аспектам влияния "непроизвольной памяти". Исходя из ее практически абсолютной "нестираемости", любая ситуация, в том числе и психотравмирующая, все равно останется нашим "невыбрасываемым багажом". Возможное исключение, и то не однозначно проверенное — потеря памяти на ближайшие 15 минут, предшествующих черепно-мозговой травме или другому выключению сознания, вроде после отравления клофелином, чем с успехом пользуются преступники-"клофелинщики".

Осознанно или неосознанно, но помнить все же придется

Разница лишь в том, будем ли мы помнить осознанно или же какие-то воспоминания станут достоянием лишь нашего подсознания. И, даже подсознательно — источником постоянной, пусть и неосознаваемой в смысле причин, невротической напряженности. Мозг то, даже подсознательно, все равно ищет какой-то выход, предлагает какие то решения. Другое дело, что последние могут представлять для человека немалые неудобства.

Собственно, именно на представлении о возможности вытеснения в подсознание "ущемленных комплексов" и строится фундамент подавляющего большинства школ современной психотерапии, берущей начало в "психоанализе" Зигмунда Фрейда. Потом появился и "активный" "транзактный" психоанализ, и несчетное количество других подобных научных школ.

Но все они исходят из, в общем-то, очевидного факта — психотравмирующее воспоминание надо не "забывать" (что невозможно в принципе) — это сродни классической "страусиной позиции". Только вместо головы пернатого, зарытого в песок, пострадавший пытается загнать в подсознание свои комплексы — от чего они, увы, не исчезнут, просто начнут вредить человеку в "фоновом режиме".

Попытаться вспомнить, чтобы забыть

А делать нужно все как раз наоборот — попытаться помочь пациенту вспомнить, что же именно послужило первопричиной его невроза. А выяснив — помочь ему справиться с этим переживанием уже методами чисто рациональной психотерапии. Например, изменив отношение к тому, что раньше казалось просто непереносимой трагедией.

Ну как бывает с детскими страхами — о которых взрослый вспоминает с улыбкой. Только ж хорошо, если эти страхи по мере взросления, остались в осознанной памяти, дав возможность человеку провести их переоценку — а не вытеснились в подсознание, оставив, скажем, у вполне взрослого и смелого во всем остальном мужчины безотчетный страх темноты.

Так что, резюмируя, попытки ученых одного из старейших университетов США научить забывать людей неприятные воспоминания, к сожалению, выглядят сродни намерению создать классическую "ятрогению". То есть, болезнь, вызванную неосторожными действиями или словами врача.

К счастью, как указывалось выше, полное забывание чего угодно практически почти невозможно. Зато с помощью методов психотерапии даже забытое психотравмирующее переживание можно попытаться "вытащить на свет", и помочь человеку его успешно пережить, избавив от хронических невротических переживаний.

Носовский Юрий
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Учимся вставать по утрам с "правильной ноги" Учимся вставать по утрам с "правильной ноги" Профилактика
Если у человека все валится из рук, говорят, что "он встал не с той ноги". Это не просто слова. Медициной доказано: для того чтобы у вас был хороший день, надо правильно проснуться.
Раздельное питание отучает нас переваривать пищу Раздельное питание отучает нас переваривать пищу Профилактика
Фанатам раздельного питания дает отпор физиолог, кандидат биологических наук Ринад Минвалеев.