ВТО откроет двери для ГМ-продуктов?


ВТО откроет двери для ГМ-продуктов?. 8477.jpeg

Рост опухолевых заболеваний, бесплодие, патологические изменения внутренних органов — все это последствия употребления в пищу продуктов, содержащих ГМО. Правда, пока только у крыс. Поскольку исследований на людях не проводилось. Или, может, они уже проводятся? И все мы в той или иной мере в них невольно участвуем.

Например, когда в очередной раз покупаем себе продукты в супермаркете.

В 1996 году транснациональная компания Monsanto — мировой лидер в сфере биотехнологий растений выпустила на рынок сою, устойчивую к гербицидам, и хлопок, который не могут уничтожить насекомые-вредители. Тогда казалось, что в сельском хозяйстве произошла самая настоящая революция. Еще бы: растения с внедренными инородными генами теперь смогут сами защищаться от вредителей и не погибать при обработке полей гербицидами и пестицидами.

Это значит, что количество используемых удобрений можно будет существенно снизить, а урожайность — увеличить. А там недалеко и до решения одной из глобальных проблем современности — голода в беднейших странах третьего мира.

Читайте также: Уцелевших ожидает другая медицина?

Прошли, как говорится, годы. И выяснилось, что ни одна из этих задач не была решена. А некоторые результаты оказались прямо противоположными. На одной из научных конференций в 2006 году был озвучен доклад, в котором говорилось, что количество удобрений, используемых при выращивании ГМ-культур не только не уменьшилось, но даже наоборот возросло.

Изначально идея была вроде бы правильная. Когда поле с сельскохозяйственными культурами опрыскивают сверху удобрениями, то погибать должны сорняки, а не трансгенные растения. Но при этом не учли, что природа умеет приспосабливаться к любым техническим новшествам. Сорняки очень скоро "перестроились" и научились выживать. В результате количество удобрений пришлось значительно увеличить.

Ставка на высокую урожайность, обещанная производителями семян, также не оправдала ожиданий. Так что ни об удешевлении сельского хозяйства, ни о его большей прибыльности пока говорит не приходится. Как и о решении проблемы голода.

Тогда возникает вопрос: если эти вроде бы основные задачи не решены, ради чего тогда все это затевалось и продолжается до сих пор? Потому что главный вопрос, волнующий потребителей, заботящихся о своем здоровье, можно ли все-таки есть продукты с ГМО?

Четкого ответа на него по-прежнему нет. И ссылки на то, что слишком мало времени прошло, чтобы оценить реальный эффект, на самом деле лукавство. Просто нет достаточного количества серьезных научных исследований. И тому есть свои причины.

По словам доктора биологических наук Ирины Ермаковой, силы неравны: с одной стороны мощные транснациональные компании, заинтересованные в своей прибыли, с другой — ученые-одиночки, которые могут лишь привлекать внимание в этой проблеме. В 2000 году 828 ученых из 84 стран подписали открытое письмо к правительствам всех стран мира, где предупреждали, что эффект использования ГМО пока до конца не изучен, а значит, такие продукты рано и возможно, даже опасно использовать в пищу.

Но проблема в том, что, как говорит Ирина Ермакова, ученым очень сложно получить грант на исследования такого рода. А если даже деньги будут найдены, возникнут проблемы с публикацией в научных журналах. А сами результаты попытаются всячески дискредитировать. Слишком мощное лобби заинтересовано в противодействии распространению негативной информации о ГМО.

Недавно все мировые СМИ сообщили об исследовании французских ученых. Они два года кормили лабораторных крыс генно-модицифицированной кукурузой и у тех развились раковые опухоли. Впрочем, почти сразу же раздались голоса с противоположной стороны. Оказывается, и крысы были какие-то "неправильные", и кукурузу взяли у одного производителя — все той же американской компании Monsanto.

Сама Ирина Ермакова пока единственная из российских ученых, кто решился на эксперименты с ГМ-продуктами, а главное — не боится рассказывать о полученных результатах. Ее опыты с крысами, которым в обычную пищу добавляли трансгенную сою, также свидетельствуют о печальных последствиях.

У животных наблюдались патологические изменения внутренних органов, появлялись опухоли больших размеров. Половина потомства крыс оказалась нежизнеспособной, остальные — недоразвиты и бесплодны.

Ирине Ермаковой после обнародования результатов исследований также пришлось пережить шквал критики. Правда, никто из критиков почему-то не провел аналогичных опытов. Все те эксперименты, что говорят об отсутствии негативных последствий употребления ГМ-продуктов, имеют одну существенную особенность — они длились 2-3 месяца. За это время получить те или иные результаты просто нереально.

Кстати, та же компания Monsanto планировала в одном из российских городов провести акцию — кормить добровольцев бесплатно продуктами, содержащими трансгенную сою. Цель акции — доказать всем "безвредность" таких продуктов. Почему-то желающих не нашлось.

Впрочем, иллюзий быть ни у кого не должно. Все мы так или иначе получаем в пищу ГМ-добавки — в первую очередь через сою. Соевую муку сегодня добавляют во множество продуктов: полуфабрикаты, пельмени, колбасы и сосиски, хлебобулочные и кондитерские изделия. По мнению экспертов, практически все соевые продукты — до 90% — производятся из генно-модифицированных бобов. По словам Ирины Ермаковой, всплеск поставок ГМ-продуктов из-за рубежа случился в конце 90-х — начале 2000-х.

На июль 2010 Роспотребнадзором официально зарегистрировано 67 продуктов, полученных на основе генетически модифицированных организмов. Пока в России они разрешены к употреблению, но не к производству. Впрочем, накануне вступления нашей страны в ВТО, Роспотребнадзор выступил с инициативой — разрешить использовать генные технологии в сельском хозяйстве. Геннадий Онищенко ссылался на то, что в США, Бразилии и Аргентине они давно используются и все довольны.

Так ли уж довольны — большой вопрос. Например, в Бразилии за последние годы исчезли 70% бабочек. Ряд ученых считают, что использование трансгенных посевов ведет к сокращению биоразнообразия в регионе и в последствии — к уничтожению биосферы.

В Европе, например, выращивается только одна трансгенная культура — кукуруза. Сейчас Евросоюз пытаются заставить выращивать трансгенный картофель. Ну, а по данным Российского зернового союза, только площадь трансгенных сои и кукурузы в России оценивается уже в 400 тысяч гектар.

Кстати, перед вступлением в ВТО в России отменили маркировку "не содержит ГМО" — как дискредитирующую другие продукты. Означает ли это, что двери для ГМ-продуктов в нашей стране теперь распахнуты настежь?

Впрочем, Ирина Ермакова уверена, что за биотехнологиями будущее. Но главное тут — разработать безопасную технологию внедрения новых генов. И уже сейчас есть разработки — в том числе и российских ученых — по этой теме. Кстати, на недавней конференции в Миссури по ГМО Ирина Ермакова вела переговоры об этом с американскими производителями.

И тогда может произойти вообще интересная ситуация. Если американские компании перейдут от вредных трансгенных технологий к безопасным, они с полным на то основанием смогут объявить всех остальных производителей — в том числе и Россию, в том, что они травят и себя, и остальных. И это будет самой успешной операцией по уничтожению конкурентов.

Сметанина Светлана
комменты
Десять ошибок чаепития Десять ошибок чаепития Забытые методики
Помимо всех полезных воздействий чая на организм человека, есть еще и вредные воздействия, которые проявляются при неправильном подходе к употреблению этого напитка.
Сновидения и болезни Сновидения и болезни Психотерапия
О чем сигналит бессонница? А что видится к выздоровлению? На какие сны стоит обратить внимание.