Богомолец: "Я взял старость в осаду"

Узнав о смерти в 65 лет известного геронтолога, академика Богомольца, Сталин будто бы процедил: "Вот ведь жулик, всех обманул!" Люди же старшего поколения помнят главное изобретение ученого — "сыворотку Богомольца". Ее считали ключом к долголетию. А в начале 1980-х изъяли из аптечной сети. Неужели это все, что осталось в памяти об академике?

Он родился 12 мая 1881 года в Киевской тюрьме. Его матерью была политическая заключенная дворянка Софья Николаевна Присецкая. Сразу же после рождения сына суд приговорил ее к повешению как лидера Южнорусского рабочего союза. Но Александр III, не желая усугублять имидж жестокого правителя (только что казнили народовольцев, убивших его отца), помиловал ее. Революционерку выслали на каторгу в Сибирь. По ходатайству Льва Толстого, мальчику и его отцу, доктору Александру Михайловичу Богомольцу, в 1891 году разрешили поездку к матери. Однако через несколько месяцев после их приезда она скончалась.

В 1900 году Александр закончил Первую киевскую гимназию, затем в 1901г. начал учебу на медицинском факультете Новороссийского университета, который с отличием закончил через 5 лет. В 1909 году защитил докторскую диссертацию, высоко оцененную И. П. Павловым. Несмотря на многократно подтвержденную неблагонадежность, молодого ученого в 1911 году командируют в Париж для подготовки к получению профессорского звания. Вернувшись в конце этого же года, Богомолец избирается профессором общей патологии медицинского факультета в только что открытом Саратовском университете.

Читайте также: ОКС — катастрофа или все-таки нет?

Смелость и чувство юмора Александра Александровича были известны всему университету. Однажды ректор, любивший сидеть, разувшись, за своим массивным столом, отчитал Богомольца за то, что он постоянно заступается за "крамольных" студентов и обещал сообщить в охранку. "Вы только туда босым не придите, — посоветовал Богомолец,- а то вдруг не поверят!"

Четырнадцать саратовских лет научной деятельности Богомольца стали наиболее плодотворным периодом его жизни. Последовавшее за ним профессорство во 2-м Московском мединституте, директорский пост в киевском Институте экспериментальной биологии и патологии, построенном в 1936; титулы президента Украинской академии наук, академиков АН и АМН СССР; присвоение высших орденов СССР, членства в ЦИК УССР и СССР, и Верховных Советах СССР — все это было важно, скорее, для его современников и для сегодняшних историков медицинской науки, чем для нее самой.

Будучи еще студентом Саратовского университета, А. А. Богомолец начал исследовать функции надпочечников, как наименее изученной в те годы железы внутренней секреции. В корковом слое надпочечников молодой ученый обнаружил жироподобные вещества и доказал, что они являются эндокринными гормонами. Интенсивность их выделения возрастала при двигательных нагрузках, заболеваниях и ряде других стрессовых ситуаций. В 1927 году Богомолец выпустил книгу "Кризис эндокринологии", где предполагал содружественную реакцию желез внутренней секреции во всех случаях, когда организм напрягает свои силы ради единого результата — сохранения жизни и здоровья. Интерес к этой теме он сохранил до конца своей жизни. Казалось бы, всего несколько шагов оставалось пройти Богомольцу до того, чтобы сформулировать концепцию стресса как состояния, возникающего под влиянием любых сильных воздействий, и сопровождающегося мобилизацией защитных систем организма. Однако в 1936-37 годах это сделал Ганс Селье, канадский патолог и эндокринолог. Изучая физиологические эффекты гормонов надпочечников и других желез в экспериментах, похожих на те, что ставил Богомолец, Селье разглядел то, чему его советский коллега не придал решающего значения.

Вредоносные воздействия на организм, помимо специфического эффекта, обусловленного качеством этих воздействий, вызывают и ряд неспецифических однотипных сдвигов, сопровождаемых активацией надпочечников и других эндокринных желез. Развивая эту концепцию, Селье ввел понятия о стрессе как общем адаптационном синдроме; об адаптативных гормонах, болезнях адаптации; и о "местном стрессе" — избирательном поражении органов-мишеней с измененной реактивностью. В итоге ученым мирового уровня, чья концепция стресса стала важной частью современной медицины и идеологии здорового образа жизни, оказался Ганс Селье. А имя академика Богомольца, хотя его знают в России и на Украине, редко вспоминают в других странах.

Как печальное предвосхищение этого современного факта доносятся из предвоенных лет слова Александра Александровича: "Как для получения урожая требуется не только полноценное зерно, но и подготовленная почва, так и восприятие новых научных фактов должно быть подготовлено. Открытия и наблюдения, опережающие свою эпоху, часто забываются и делаются потом заново другими, более счастливыми исследователями". Однако разве у Богомольца не было талантливых учеников, прекрасно оборудованного института в Киеве? Разве его интеллектуальный потенциал был не ниже, чем у Селье? Были ученики, был передовой по тем временам институт, был у Богомольца и замечательный дар ученого. Выходит, подготовленная почва была и в СССР. Тогда почему же канадский, а не советский ученый поднялся на вершину мирового признания?

Причина была, возможно, в том, что сталинский строй требовал от науки скорейшей практической пользы. И когда Богомолец открыл так называемую антиретикулярную цитотоксическую сыворотку (АЦС), она стала восприниматься как зримое воплощение как раз такой пользы. Приоритетное достижение науки в СССР! Могучее лекарство широкого диапазона, и к тому же средство продления жизни! Искренне в это поверил и Александр Александрович. Тогда можно ли обвинять его в том, что, работая на благо своего народа без сна и отдыха над своим чудо-преператом, он именно ему, а не фундаментальной науке отдавал свои главные силы, которых оставалось все меньше из-за развивающегося туберкулеза?

Открытие АЦС не состоялось бы, если бы Богомолец не внес вклад в изучение функций соединительной ткани. До его экспериментов эта система организма считалась как бы "Золушкой организма", выполняющей лишь второстепенные задачи. Богомолец же доказал, что соединительная ткань выполняет важные защитные функции. В ней образуются антитела против патогенных микробов, ее клеточные элементы участвуют в фагоцитозе, словом именно в соединительной ткани разыгрывается важнейшая защитная реакция организма -воспаление. Чтобы повысить реактивность соединительной ткани, Богомолец и получил АЦС. В ответ на введение человеческих соединительнотканных клеток кроликам или лошадям в их крови появлялись антитела. Если вводить сыворотку с этими антителами человеку, соединительная ткань которого ослаблена в результате болезни или травмы, то АЦС усиливала ее защитные реакции.

АЦС помогала заживлению ран у наших воинов во время Великой Отечественной войны, и была эффективна при лечении некоторых поражений соединительной ткани. Однако дальнейшую судьбу "сыворотки Богомольца" счастливой не назовешь. Появились нечестные врачи и ветеринары, раструбившие о свойствах АЦС чуть ли не как универсального лекарства. Ей будто бы излечивался даже рак и душевные недуги человека и к тому же многие болезни животных, точнее говоря, все те, против которых она в экспериментах и применялась. Это подорвало доверие к АЦС у добросовестных ученых. Кроме того АЦС была опасной в качестве внутривенного препарата, малоэффективной в форме растворимого порошка для перорального введения из-за разрушения ее желудочными ферментами. Действие АЦС было непостоянным и после закапывания на слизистую оболочку полости носа по причине распространенных ЛОР-заболеваний.

"Рыцарем социалистической науки" в газетах тех лет Богомольца называли не напрасно. Склонность к изящным выражениям, например "я взял старость в осаду" или, "нашел еще лазейку в броне, окружающей смерть", была слабостью Александра Александровича. И "осаждая" своим лекарством все новые болезни с тем же упорством и энтузиазмом, с каким нападал на мельницы Дон-Кихот, Богомолец словно бы пытался, вполне в духе его родителей-революционеров, заплатить некий долг своему народу, пережившему величайшие испытания в годы сталинских репрессий и войны. И еще, может быть, рыцарственно искупить вину со стороны прекрасно обеспеченного и во всех прочих отношениях успешного человека не только перед собственным народом-страдальцем, но даже и иными! Поразительным примером из истории ВОВ было выступление Богомольца в эфире (январь 1941г.) для международной аудитории, где он обещал не прятать обнадеживающие результаты опытов с АЦС, поскольку "советские ученые не могут мириться с неоправданными смертями людей любой национальности". Понятно, однако, что гитлеровским военным врачам не передали ни ампулы этого лекарства, а у союзников скоро появились антибиотики. Итак, в определенные моменты эмоции, видимо, начинали преобладать над трезвым научным видением, что и лишало Богомольца критического отношения к его детищу АЦС, и в конце концов привело к тому, что в ответ на бравурные рапорты о новых и новых успехах АЦС никогда не следовали строгие независимые экспертизы, что было виной "генерального конструктора" препарата, академика Богомольца.

Как стало понятно лишь после смерти Богомольца, не подтвердилась и способность сыворотки продлевать долголетие. Изданная же при его жизни монография "Продление жизни" пользовалась популярностью и была переведена на многие языки. Правда, существует версия, что по приказу Сталина, надеявшегося, что АЦС продлит и его собственные годы, и внимательно следящего за работой академика, книга некоторое время была засекречена.

Однако верно ли это, да и утверждение Кагановича, что ранняя смерть Богомольца рассердила Иосифа Виссарионовича, — это еще вопрос. По воспоминаниям Олега Богомольца, отец виделся со Сталиным лишь раз в 1943 году. И они разговаривали отнюдь не об АЦС. Сталина встревожило появление "трещинки", угрожающей долголетию его империи, а вовсе не его собственного организма. В Канаде сформировалось эмигрантское украинское правительство, и генералиссимус поручил авторитетному ученому подтвердить в газетной статье, что промышленность и наука УССР активно действуют, помогая громить Германию.

Свою любимую фразу "Науку надо любить как невесту" Богомолец подтверждал не только тем, что сам, уже занимая множество важных постов на Украине, нередко экспериментировал до глубокой ночи, но и весьма решительными ответами, когда "невесту" обижали. Министр здравоохранения Франции Рюккар с семьей приехал на экскурсию в институт к Богомольцу. Супруга министра, мадам Рюккар негромко спросила по-французски их сына, неужели академик не понимает, что его гостей куда больше сыворотки, интересует украинская кухня? Богомолец на отличном французском языке извинился за недогадливость, прервал только что начатый обход лабораторий, и отвел бы всех к столу, если бы министр не попросил его не обращать внимания на бестактность.

Богомолец в 1937 году участвовал во Втором парижском Международном конгрессе по переливанию крови (этой процедуре он придавал важнейшее значение для продления жизни). Вернувшись в Киев, он узнал, что по причине политического недоверия уволены из институтов замечательные украинские ученые: демограф Михаил Птуха, экономист Константин Воблый, математик Николай Крылов и другие. По воспоминаниям Олега Богомольца (сына академика), его отец, даже не сняв пальто, тут же уехал в ЦК Компартии Украины и добился возвращения всех на работу. Позже Богомольцу удалось освободить из тюрьмы НКВД Александра Лейпунского, в будущем создателя ядерных реакторов на быстрых нейтронах, лауреата Ленинской премии, которого арестовали за то, он некогда стажировался у Резерфорда и заслужил похвалу великого физика.

Небольшой досуг, остававшийся у Богомольца, он тратил на охоту, городошные состязания и музыку. Любил Шопена, Грига, Чайковского, собрал великолепную коллекцию грампластинок, устраивал домашние концерты.

Богомолец умер в 1946 году. По его воле он был похоронен на территории киевского Института экспериментальной медицины, на площадке, которую сотрудники института, любившие отдыхать здесь, называли "подковой". Незадолго перед смертью, Александр Александрович грустно пошутил в разговоре с родными, что отсюда ему будет удобнее приходить незаметным на заседания ученого совета и в лаборатории на эксперименты…

Хотя ранняя смерть Богомольца, может, все же и разочаровала Сталина, он не противился тому, что имя академика получили улицы в нескольких городах Украины, научные и медицинские институты. При Хрущеве, у которого с Богомольцем были дружеские отношения, и который в 1946 году в Киеве шел за гробом ученого, установленном на орудийный лафет, посмертная слава академика еще более выросла.

Сын революционерки и земского доктора, Александр Богомолец продолжил их дело — служение своему народу. Не все его открытия прошли проверку временем. Но своими предвидениями он значительно опередил современный ему уровень науки, оставил после себя плодотворные школы патофизиологов, и, занимая высокие посты в годы сталинских репрессий, не запятнал себя позорными поступками.

Правнучка академика, Ольга Вадимовна Богомолец, получила образование на Украине и в США. Основав в 1994г. собственную клинику в Киеве, а потом и Институт дерматокосметологии, доктор медицинских наук Ольга Богомолец продолжила семейную традицию.

Кириллов Вадим
комменты
Прививка АКДС тормозит развитие ребенка! Прививка АКДС тормозит развитие ребенка! Мать и дитя
АКДС – это гремучая смесь вводится в тело малыша четыре раза, начиная с трёхмесячного возраста. Это очень болезненная прививка, на неё некоторые дети реагируют продолжительным непрерывным криком.
Волшебные свойства новокаина Волшебные свойства новокаина Оригинальные методики
Это вещество не просто приостанавливает старение некоторых систем и органов, его можно использовать и для лечения многих старческих заболеваний, но только вместе с другими лекарственными средствами.