Признания: "Я живу с гепатитом"

Реальные истории реальных людей, столкнувшихся с тяжелым и пока неизлечимым заболеванием. Да еще и с предвзятым отношением к себе в связи с этим. Между тем, они совсем не маргиналы. Наоборот. Пусть их истории помогут тем, кто оказался в такой же ситуации. И тем, кто относится к ним с предубеждением, и думает, что с ним такого случиться не может.

Зоя Карева

Мне 26 лет, образование высшее, работаю в социальной сфере, замужем. Увлекаюсь спортом, люблю путешествовать, не употребляю алкоголь, не курю. Еще два года назад я имела, как и большинство соотечественников, весьма смутное представление о гепатитах. Тогда в моем сознании гепатит стоял в одной линейке с ВИЧ и сифилисом, наверное, из-за того, что в поликлиниках обычно дают одно направление на анализ — "Кровь на ВИЧ, сифилис, гепатиты".

В апреле 2010 года я осуществила давнюю мечту: безвозмездно сдала кровь для донорского центра Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева. Узнать, прошла ли я анализы, пригодится ли кому-то моя кровь, тогда не удалось: по телефону результат не сообщают, а ехать в рабочее время, в будний день на окраину Москвы было сложно… Почти через год, когда я поехала уже в другую больницу сдавать кровь, мне сообщили в регистратуре о пожизненном отводе. Причину не назвали, хотя информация эта у них была, и отправили обратно, в центр Бакулева.

Когда я доехала до центра, то узнала, что у меня обнаружили гепатит С. "Это болезнь наркоманов и проституток" -- сказала мне тогда сотрудница центра. Я не отношусь ни к тем, ни к другим, поэтому я очень надеялась, что мои положительные анализы — это ошибка.

К сожалению, ошибка была в другом: в убеждении, что гепатит — это удел только маргинальных членов общества. Но это не так: заболеть гепатитом может каждый. Но далеко не каждый может надеяться на бесплатное лечение.

В октябре 2011 года мне повезло — я смогла попасть в число добровольцев — участников клинического испытания экспериментальной трёхкомпонентной программы лечения гепатита С. Однако, я была в контрольной группе, т. е. получала стандартную принятую сейчас в России терапию из двух препаратов, которая помогает только примерно в 40% случаев. Я не попала в эти проценты, мне это лечение не помогло.

Я мечтаю вылечиться до рождения ребёнка. Хотя риск передачи гепатита С ребёнку от матери составляет около 5%, я не хочу рисковать. Я надеюсь, что наше государство наконец найдет возможность финансирования исследований в области гепатита С, что новые схемы лечения и препараты появятся и помогут.

Читайте также: СПИД: война до победного конца

Анастасия Воронцова

Меня зовут Анастасия Воронцова, мне всего 23 года. Я больна гепатитом С более 15 лет. В детстве меня за губу укусила собака, в районной поликлинике, ближайшей к нашей даче, разрыв зашили. После этого вмешательства сделали анализы, которые показали наличие гепатита С.

Долгое время врачи успокаивали, говорили, что вирус неактивен и дорогостоящее лечение ни к чему. В результате, мы только упустили время. Несколько лет назад анализы показали резкое ухудшение состояния печени. И сейчас врачи, к сожалению, врачи говорят всего о 5 годах оставшейся жизни. Я лечилась за свой счет, хотя препараты стоили очень дорого, 70 000 рублей в месяц, сама проходила анализы. Однако деньги кончились, а лечение не подействовало.

Я обращалась в Минздрав с целью попасть в программу бесплатного лечения. Получила официальный ответ: мне порекомендовали напрямую обращаться к врачам, ведущим экспериментальные курсы лечения, чтобы они приняли решение о включении в программу. К сожалению, сейчас драгоценное время уходит на бюрократические процедуры, а не на лечение. Что мне сделать, чтобы вылечиться? Я же не виновата в некомпетентности врачей и всей системы, которая оставляет больных гепетитом С один на один со своей бедой!

Наталья Петер

Меня зовут Наталья Петер, я заслуженная многодетная мать. У меня пятеро детей и, к счастью, я пока не болею гепатитом. Но эта проблема касается меня в полной мере, поскольку гепатитом болен мой муж.

Несколько лет назад он попал в серьезную аварию. Последовала сложная операция, потребовалось переливание крови. Когда я подписывала согласие на вмешательства, врач пообещала, что сделает все возможное для спасения моего мужа, но без переливания крови не обойтись. И сразу предупредила, что риск получить гепатит с донорской кровью очень велик. Поскольку речь шла о жизни и смерти, я согласилась. К счастью, моего мужа удалось спасти. Но, увы, прогноз врача по поводу гепатита оказался правдой.

Вот уже несколько лет мой муж болен гепатитом С, но надеяться на лечение за счет государства мы не можем: по действующим правилам, на бесплатное лечение гепатита имеют право ВИЧ-инфицированные и инвалиды. А отец пятерых детей, благополучный и работающий член общества права на такое лечение не имеет. К сожалению, денег на лекарства у нас нет, поэтому остается только надеяться, что ситуация с государственной поддержкой больных гепатитами поменяется быстрее, чем болезнь возьмет верх над моим мужем.

Марина Герге

Меня зовут Марина, мне 51 год, я из Самары. Работаю более 15 лет бухгалтером в медучреждении. Год назад случайно обнаружила, что больна гепатитом С (делала анализы по причине другого заболевания). Причина заражения — гинекологическая операция 20-летней давности.

После обращения к врачу обнаружила, что в России, видимо, нет четких методик лечения, диагностики, зато есть проблема выбора программы по терапии.

А главную причину заболевания мне в официальном письме озвучил Минздрав: наркомания и беспорядочные половые связи.

Пришлось разбираться во всем самостоятельно. Больному приходится больше знать, чем лечащему врачу. На мой взгляд, главная причина заражения подавляющего большинства больных вирусным гепатитом — несоблюдение элементарных правил гигиены и профилактики в самих лечебных учреждениях (хотя бы смена перчаток).

Александр Андреев

Меня зовут Александр Андреев, я врач-стоматолог. Я пока не болею гепатитом, но, как и другие стоматологи, хирурги, патологоанатомы и судмедэксперты, вхожу в группу риска по возможному заражению вирусами гепатитов В и С.

И рассказать я хочу о том, как вынуждены работать стоматологи, особенно в государственных поликлиниках. Начнем с того, что в 2007 году, когда я увольнялся из госполиклиники, заработная плата начинающего зубного врача составляла 4500 рублей. Недавно созванивался с коллегами — ничего не изменилось.

И на эту зарплату врачу очень часто приходится самому покупать расходные материалы, инструменты. Не можешь? Работай тем, что дают.

Очень многие стоматологи работают либо без перчаток, либо экономя эти самые перчатки изо всех сил. Привычное было дело: помыл перчатки с мылом под проточной водой, обработал спиртом, если он еще имеется в наличии, и лечишь другого пациента…

Нужных боров не хватает? — Да, не беда! Остался же еще спирт в склянке с остальными борами, можно засунуть в нее наконечник с бором от предыдущего пациента, включить бормашину и побурлить там с подачей воздуха… И вот, "инструмент готов к работе", хотя в реальности половина зубных опилок и крови плавает в склянке с борами, половина осталась на наконечнике бормашины и, собственно на боре.

Надо двукратно протереть инструмент спиртом с интервалом в пять минут? — Да бог с вами, нет времени протирать, когда нужно за смену успеть принять четырнадцать человек, по двадцать минут на каждого!

Сколько раз, отдавая на стерилизацию эндодонтический инструментарий и боры, я получал их обратно в чистом виде уже через десять минут, хотя процесс сухожаровой стерилизации должен идти не менее часа…

И даже сегодня, когда в большинство поликлиник Москвы и области уже обновили оборудование, закупают своевременно инструментарий и расходные материалы, остаются сложности. Например, наконечники. Не каждая уважающая себя дорогостоящая, коммерческая стоматклиника может позволить хотя бы несколько недешевых стоматнаконечников в смену работы врача. В результате, работают врачи как могут --

протирают спиртом наконечник после каждого пациента и стерилизуют после каждой рабочей смены врача… Но, увы, этого мало!

Мне очень повезло, что за годы работы я не заразился гепатитом, ведь по некоторым данным, инфицирован гепатитом С каждый семнадцатый, а ведь это почти 6% нашего населения! Все те, кто получал донорскую кровь, оперировался у хирурга и посещал стоматолога…

И я уверен, что нам, врачам, надо срочно что-то менять: существующие практики и ставят под угрозу здоровье пациента, и опасны для самих врачей.

Марина Слета
комменты
Царское блюдо или каша красоты Царское блюдо или каша красоты Диета
В настоящее время перловая каша доступна каждому человеку. Но стоит заметить, что она не так популярна как овес или рис. Полезные свойства перловки очень важны для детей и людей пожилого возраста.
Вирус цифрового слабоумия Вирус цифрового слабоумия Первая помощь
Сегодня весь мир помешался на гаджетах: смартфонах, планшетах и прочей цифровой технике. Вместе с ними в мир проникает вирус цифрового слабоумия. И это не шутка, это диагноз.