Христо Тахчиди: "Операция — самый эффективный метод"

Христо Тахчиди: О самых современных и эффективных методах лечения глазных болезней в России и за рубежом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, генеральный директор МНТК "Микрохирургия глаза"им. академика С.Н. Федорова Христо Тахчиди.

— Я читала, что в Европе, в той же Германии офтальмологические проблемы стараются решать не хирургическим путем…
— На самом деле все зависит от патологии. Если мы берем катаракту, то, наоборот, активность хирургическая очень высокая, На Западе хирургическая активность еще выше, потому что ее порождает конкуренция. Там если пришел пациент с начальной катарактой, и зрение у него 80 процентов, то его сразу оперируют. Потому что если его не прооперирует этот доктор, больной обратится к другому доктору — соседнему, и его прооперирует он.
— Получается, что это уже не медицинские причины, а рыночные, социальные и прочие.
— Бесспорно влияние рынка на медицину, но здесь нет криминала, потому что ему все равно придется оперироваться.
— Чем раньше, тем лучше?
— По идее да. Это принцип такой в медицине правильный.
— Раньше при катаракте или глаукоме надо было, чтобы человек полностью ослеп, и тогда его возьмут оперировать. А как теперь?
-Это было при катаракте так. Мы ждали, когда она созреет, потому что без микроскопа во время операции очень трудно увидеть прозрачные слои хрусталика.

Читайте также: Тахчиди: "Проблема зрения - проблема цивилизации"

— Я не представляю, как без микроскопа можно глаз оперировать?
— Тем не менее, мы это делали, и я начинал с этого, и проходил свои университеты без микроскопа, переучивался. Теперь вот оперирую под микроскопом. Прозрачные слои хрусталика, если нет микроскопа, во время операции невидимы, и в сущности если оперировать такую незрелую катаракту, где часть слоев хрусталиков прозрачная — это означает, что они во время операции остановятся, вы их не увидите и не удалите, а буквально через несколько часов они все мутнеют, и завтра утром вы увидите глаз, полный мутных масс. Поэтому ждали того, чтобы мутнело все, созревала катаракта, она вся мутная, хорошо видна во время операции, и вот этих остатков прозрачных масс мы не оставляли. А сейчас, когда есть микроскоп, мы можем чистить клетки, а не массы. У нас технология, которая позволяет зачищать клеточный слой, один слой клеток убрать и подчистить глаз, поэтому бесспорно зрелая катаракта видима была раньше, но ее удаление очень сложно, потому что она становилась плотнее, больше по размеру. Вред, наносимый во время операции, более травматичен по отношению к мягкой катаракте. Она жидкая — гелеобразная, ее можно через микропрокол, в 0,5 или 1,5 миллиметра удалить из глаза. А вот при глаукоме ситуация обратная. Глаукому на Западе любят больше каплями лечить, а мы любим больше оперировать. Почему? Потому что индустрия капельного производства на Западе просто сумасшедшая. Это огромные деньги, это огромный бизнес, которые они защищают всеми силами. А глаукома — это такая классная хроника, когда человек каждый день должен идти в аптеку, покупать свои капли и капать, капать и капать…
— Катаракта — это белый зрачок?
— Совершенно верно. Катаракта — это помутнение хрусталика, такое серое пятно, что мы видим внутри зрачка. Бельмо же — это помутнение роговицы. Глаукома — это повышение внутриглазного давления, внутри глаза циркулирует жидкость, так же как внутри организма циркулирует кровь, которая питает весь наш организм и выводит все шлаки. Внутри глаза кровь циркулировать не может, через кровь вы не увидите ничего, там должна циркулировать прозрачная жидкость, она и циркулирует, так называемая внутриглазная жидкость. Когда нарушается ее циркуляция, и она плохо вытекает из глаза, повышается внутриглазное давление и развивается заболевание, называемое глаукомой. Что оно реально делает? Повышенное давление давит на зрительный нерв, и он постепенно гибнет от этого сдавливания. Основная часть этого заболевания протекает малосимптомно, практически не беспокоит, зрение начинает гаснуть потихонечку, гаснет, гаснет, гаснет, это от того, что гибнет зрительный нерв.
— Человек слепнет?
— Совершенно верно. Индустрия фармакологии, построенная на Западе, дает колоссальные доходы, поэтому выгоднее держать пациента на игле, на глазных каплях он будет всю жизнь работать на аптеку, ходить и покупать эти капли, чем сделать операцию и избавить его от всего этого блага.

— А  если у человека внутриглазное давление, как вы сделаете операцию?
— Наиболее продвинутые технологии современные как раз сделаны нами, и это признано всем миром. На сегодняшний день и Западный мир стал переходить на хирургию. Последние лет пять идет активнейшая дискуссия в западном офтальмологическом мире о том, что надо оперировать как можно раньше, как можно быстрее.
— Что это за операция?
— Формируют искусственный путь оттока через маленький разрезик в 1,5 миллиметра на глазу вокруг роговицы (то, что мы видим в виде цвета глаз). Заканчиваются наши голубые глаза появляется белая склера, белочная оболочка, как говорят в народе, в этой зоне находится маленький канал, через который фильтруется жидкость, и она вытекает из глаза типа вены такой круговой. Мы научились ее чистить и создавать искусственный путь оттока, в микронном исполнении через микроколлектор. Эта операция делается через 1,5 миллиметра, практически бесшовно, и позволяет создать искусственный отток, который компенсирует внутриглазное давление. Оно не могло вытекать, мы вычистили эту зону, создали новый путь оттока, через этот отток вытекает жидкость и нормализует глазное давление.
— Из-за чего возникает глазное давление?— Оно возникает из-за того, что как раз этот коллектор, который выводит жидкость, в результате заболевания забивается, как дренажи в городе, и вода уже не вытекает, начинают образовываться огромные лужи, а в глазу у нас повышается внутриглазное давление.— То есть это не связано с общим давлением и плохим самочувствием?
-Прямой связи нет, хотя у пациентов с гипертонической болезнью или сахарным диабетом глаукома чаще встречается.
акие еще операции мы делаем лучше, чем на Западе?
— Я могу назвать просто цифры: мы оперируем более пяти тысяч иностранцев в год. Более тысячи — немцы, остальные — итальянцы, жители богатых нефтяных Эмиратов, у которых есть деньги, есть возможность съездить куда угодно. Вот вам уровень и показатель. Если было бы плохо, сюда бы никто не ездил.
— Сколько граждан в России делают операции?
— В год мы делаем порядка 350 тысяч операций, в прошлом году 352 тысячи сделали на 140 миллионов жителей. Это колоссальное количество, обследуем около миллиона человек каждый год. Но для удовлетворения спроса нужно делать порядка двух миллионов каждый год.
-Это всегда какие — то новые люди?
— Новые, каждый год прирастают. Возьмем такую патологию, как катаракта. На сегодняшний день больных катарактой 2,5 миллиона.
— Что, у нас у всех в будущем будет катаракта?
— Не у всех. Это не обязательно, чем старше человек, тем вероятность развития катаракты выше. 2,5 миллиона у нас больных катарактой на сегодняшний день. Ежегодно прирастает 370 тысяч. Каждый год все мощности страны делают порядка 350 тысяч операций. Наша клиника делает порядка 100 тысяч операций, и где-то 250 тысяч делают все остальные. И это только по катаракте.
— Какие еще операции делают?
Если брать нашу систему, то мы делаем все.

— Раньше было популярно, когда сетчатку надсекали и лечили близорукость, чтобы не носить очки.
— Не сетчатку, а роговицу. Но сегодня это уже старая технология, хотя именно эта технология родила направление — рефракционная хирургия. Хирургия, которая исправляла близорукость, дальнозоркость, астигматизм. Авторами этого направления являются россияне, а именно школа академика Федорова. Если вы возьмете любой учебник, то там обязательно этот раздел начнется с абзаца, посвященного российской офтальмологии, которая является родоначальником этого направления. Но эта технология на сегодняшний день уже ушла. Сегодня мы эти операции делаем с помощью лазеров, а лазеры работают на микронном уровне, то есть мы снимаем 14 микрон, это эквивалентно 1 диоптрии. Если у вас близорукость в 2 диоптрии, это значит надо снять 28 микрон.
— Я не представляю даже сколько это.
— Как это снимается? Эксимерный лазер, энергия которого настолько велика, что, попадая на ткань, сдувает слой клеток. И вот этот луч лазера двигается по поверхности роговицы и шлифует ее поверхность, перетачивая роговицу и делая ее такой, какая нужна этому глазу. Если это близорукость, это значит сильная линза, ее надо ослабить. Ее перетачивают, делают слабее, если у вас близорукость в пять диоптрий, мы снимаем эти пять диоптрий, и вы становитесь нормальным человеком.
— Это на всю жизнь или это на 10-15 лет?
— Это на всю жизнь по заданным параметрам. Если у вас стабильная близорукость, допустим, в результате вашей жизнедеятельности где-то она равняется минус пять или минус семь диоптрий, и много лет у вас стабильно держится эта близорукость, мы ее снимаем, и всю оставшуюся жизнь вы живете с новой рефракцией, искусственно сделанной. Существует прогрессирующая близорукость, каждый год эта близорукость прибавляется. В основном она происходит из-за того, что задний полюс глаза начинает растягиваться.
Христо Тахчиди: -От нагрузок?
— Он вырос, допустим, на один миллиметр — это треть диоптрии, и еще на один миллиметр, и еще треть диоптрии. Каждый год такие больные прибавляют, у них сила очков растет, была -5, через год -6, через год -7, глаз растягивается, растягивается, растягивается. Если такому человеку мы переточим оптику и сделаем его нормальным, он все равно через год вырастет, и у него снова она появится, от того, что растянулся глаз, одна диоптрия добавится. Это не от того, что мы что-то ненормальное сделали, а от того, что глаз продолжает расти, прогрессировать близорукость. Как быть с этими больными? Надо сначала добиться стабильности. Для этого существуют совершенно другие виды операции, которые создают вокруг глаза новый каркас биологический, который сдерживает глаз, останавливает рост, через год мы оцениваем и смотрим, глаз не растягивается, все получилось нормально, тогда мы снимаем диоптрии, и этот глаз всю жизнь будет работать нормально.
— Каких случаев больше, когда стабильная близорукость или прогрессирующая?
— Прогрессирующей, к сожалению, больше, чем стабильной близорукости. Прогрессирующая близорукость — это проблемная вещь, она ведет к массе осложнений. Это дистрофия сетчатки, которая в свою очередь приводит к разрывам и отслоению сетчатки, это катаракта, это кровоизлияние внутрь глаза, это атрофия зрительного нерва, атрофия сетчатки, потому что, растягиваясь, глаз перерастягивает ткань сетчатки, и перерастяжение ткани сетчатки ведет к тому, что ткань начинает погибать, замещается рубцами.
— Мы с вами начали с того, что у большинства населения патология зрения это в основном близорукость. Получается, близорукость ведет еще к массе заболеваний и осложнений, и большая масса населения — ваши пациенты?
— На самом деле, да.

Интервью подготовила

Мелик-Шахназарова Елена
комменты
Ягода Годжи - ягода долголетия Ягода Годжи - ягода долголетия Ваше здоровье
Плоды – сочные красные ягоды, продолговатые, сладко-горьковатого иногда кисловатого вкуса. Исследования говорят об уникальном составе плодов этого растения.
Почему нужно выбрасывать старое Почему нужно выбрасывать старое Психотерапия
У каждого из нас есть куча всего, что можно выкинуть. Или отдать неимущим (но перед этим нужно все постирать ии привести в хороший вид — чтобы вашей энергии на этой вещи не оставалось).