Врач должен лечить, а не убивать

То, что эвтаназия разрешена в нескольких странах Европы и в двух штатах США, почему-то, не дает покоя российским сенаторам и депутатам. Но большинство стран мира против принятия такого закона, поскольку он открывает огромное поле для злоупотреблений.

Разве не станут люди добиваться умерщвления больного родственника по корыстным мотивам в стране, где спокойно убивают за несколько сотен рублей или за бутылку водки? Ответьте сами себе на этот вопрос, и проблема эвтаназии повернется совершенно другой стороной. Не той, о которой говорят ее сторонники.

Право распоряжаться своей жизнью, конечно, есть у каждого человека. И смертельно больных людей у нас более чем достаточно. И мучаются они страшно – видел собственными глазами и не раз. И порой в приступе боли просят дать им яд. Но в большинстве случаев, чуть станет легче, мысли о смерти уходят…

Инициатор нового законопроекта председатель комитета по социальной политике Совета Федерации, сенатор Валентина Петренко заявила, что эвтаназию в стране необходимо разрешить лишь «для самых исключительных случаев». Но как и кто будет решать «исключительный» это случай или еще нет? Сам пациент? Его врач? Родственники? Консилиум докторов или юристы местного органа власти? И кто возьмет на себя ответственность ввести больному смертельную дозу лекарства?

Впрочем, наверное, ответы на эти вопросы можно тщательно прописать в законе. Можно максимально усложнить процедуру. Можно придумать систему двойного и тройного контроля. Но можно ли законодательно решить морально-этическую проблему врачей, которые давали клятву, где черным по белому написано: «Проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии – клянусь!»

Мне возразят, что случаи эвтаназии были, и будут происходить впредь. Что так или иначе врачам приходится отключать, например, аппараты искусственной вентиляции легких пациентам, у которых уже не функционирует мозг. Но эти отключения происходят после констатации смерти мозга, а значит, человека и говорят лишь о том, что битва за его жизнь проиграна.

Но узаконить «легкую смерть» - это то же самое, что узаконить употребление наркотиков. Мол, все равно курят, глотают и колются, так пусть хоть по закону.

Заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья, член-корреспондент РАМН Николай Герасименко еще в 2000 году говорил: «Нам ни в коем случае нельзя следовать примеру Нидерландов и принимать закон об эвтаназии. В России и без того ежегодно умирают от различных болезней сотни тысяч человек.

Кроме того, в стране «царит разгул преступности», и в этих условиях, прикрываясь законом, позволяющим добровольно, с помощью медиков уйти из жизни, «могут быть уничтожены и больные и здоровые люди».

Хочу предложить вашему вниманию мнения нескольких признанных авторитетов в мире медицины и церкви, которые в разное время отвечали на вопрос об эвтаназии. Первое суждение мне довелось услышать из уст президента РАМН, директора Российского онкологического научного центра им. Блохина, академика Михаила Давыдова.

«Я против эвтаназии. Считаю, что это вообще не медицинская проблема. Но я согласен, что человек должен уходить из жизни достойно. За такими больными должен быть надлежащий уход, психологическая поддержка. В мире есть целая система хосписов, в которых работают специально подготовленные психологи. У нас все это в зачаточном состоянии. Кроме того, как хирург скажу, что каждый уход человека из жизни - это трагедия, и дело врача продлевать жизнь, даже если это два года, год, полгода. Нельзя умирать раньше смерти!»

Академик Лев Дурнов, основатель и директор НИИ детской онкологии и гематологии незадолго до своей кончины высказывался в своем интервью мне так: « Я слышал много разговоров о «легкой смерти», которые велись всегда и ведутся сейчас. Есть даже определенная система взглядов (некоторые называют ее наукой) о спокойном умирании - эвтаналогия.

Вызвано это тем, что при тяжелой, хронической болезни борьба смерти с жизнью порой бывает длительной, иногда мучительной. «Почему вы не дадите сильнодействующего средства больному, чтобы он не мучился? — иногда спрашивают нас, врачей. — Ведь это же негуманно!» Для врача священна клятва Гиппократа, которая гласит: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Эвтаназия особенно волнует общество в связи с высокой смертностью людей от рака. Различают активную эвтаназию, когда применяют активные действия по ускорению смерти пациента, и пассивную, т. е. отказ врача от каких-либо действий в борьбе за жизнь больного с безнадежным прогнозом, за ее продление. И то и другое, по-моему, несовместимо с нашей профессией.

Недавно я прочел письмо профессора Шамова в редакцию одного из медицинских журналов: «Можно ли во всех 100% случаев абсолютно точно предсказать прогноз кажущегося безнадежным заболевания? Нет, нельзя! Много раз убеждаешься в том, что борьбу с болезнью нужно вести при любом состоянии больного.

Не во всех случаях врач выходит победителем, довольно часто при терминальных состояниях нам приходится глотать горькую пилюлю поражения, однако, если бы даже только один из ста таких больных возвращался к жизни, и тогда все усилия врача оправданны». По-моему, лучше не скажешь.

И, наконец, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в интервью «Аргументам и Фактам» высказал свою точку зрения на проблему: «Церковь не может принять идею эвтаназии как разновидности осуждаемых ею самоубийства и убийства. Приход в мир человека зависит от Бога, равно как и смерть — это дело Бога. Любое искусственное прекращение жизни является грехом.

Но есть ситуации, где не всё так просто. Ведь эвтаназия - это умерщвление реально существующей человеческой личности. Является ли личностью то, что лишено сознания, воли, чувств - особенно если нет никакой надежды на их восстановление?

Если надежды на улучшение нет, то тогда не будет ли прекращение интенсивной терапии и реанимационных мероприятий констатацией того факта, что человеческая личность мертва? Пока на подобные вопросы нет окончательного богословского ответа».

Окончательного ответа нет и у светского общества. Но, думаю, что и на этот раз попытка узаконить эвтаназию в России не увенчается успехом. Кто-то пожалеет об этом, но чьи-то жизни, уверен, будут спасены.

Беляков Андрей
комменты
Полезные свойства чечевицы Полезные свойства чечевицы Диета
Чечевица является одним из немногих продуктов нашего питания (вместе с горохом и злаковыми культурами), к которым наш организм и наша пищеварительная система адаптированы генетически.
Пажитник — лекарство от ста болезней Пажитник — лекарство от ста болезней Ваше здоровье
Если бы люди знали, сколько пользы в хельбе, то покупали бы ее по цене золота.