«Наркомания сравнима с аллергией на цветение»

Сегодня, 26 июня, в Международный день борьбы с наркоманией и наркобизнесом корреспондент «Правды.ру» беседует с руководителем отделения детской наркологии ННЦ наркологии Минздравсоцразвития РФ, научным редактором журнала РАМН «Наркология» Алексеем Надеждиным. Главный вопрос: можно ли излечить наркомана?

- Алексей Валентинович, кто в нашей стране чаще всего становится наркоманом?

- Сначала нужно понять, что наркозависимость – это не просто распущенность конкретного человека, а, прежде всего, психическое заболевание. Но чтобы оно возникло должно совпасть множество самых разных факторов - от физиологических до социальных. Механизм этот до конца не изучен.

Считается, что тягу к наркотикам может спровоцировать недостаток некоторых ферментов, отвечающих за работу центров удовольствия в мозге. То есть человек не получает достаточно радости от хороших событий в жизни и ищет более мощный раздражитель.

Что касается социальной среды, то наркоманом чаще становится либо тот, кто живет «на дне», либо, наоборот, тот, кто, что называется, «упакован», принадлежит к «богеме».

- Если известна «химическая» составляющая наркомании, то при современном уровне медицины, почему бы не попытаться эти ферменты человеку добавить, или наоборот – изъять?

- Даже при современном развитии медицины, этого сделать нельзя. Слишком сложны взаимоотношения в нашем мозге. Их невозможно описать причинно-следственными связями и даже более сложными моделями. А наркомания поражает как раз высшие формы поведения человека, которые невозможно проконтролировать по отношению к какому-то психоактивному веществу.

- Тогда что нужно понимать под словосочетанием «вылечить наркомана»?

- Это, скорее, некая игра слов. Скажу, может быть, крамольную вещь, но, к сожалению, наркомана вылечить, полностью избавить от наркозависимости невозможно. Можно добиться только ремиссии (светлого промежутка в течении болезни), но эта ремиссия может быть и пожизненной.

- То есть человек просто не доживает до того момента, когда он сорвется?

- Или сознательно избегает такого момента и провоцирующих его ситуаций. Наркомания - это хроническая болезнь, а медицина еще не вылечила ни одной хронической болезни. Лечение гипертонии - это пожизненный прием лекарств. Астмы - тоже.

Наркоманию, на мой взгляд, можно сравнить с поллинозом – аллергией на цветение какого-то растения. Человек спокойно живет, никого не трогает, как вдруг у него возникает на пыльцу реакция удушья, отека и т.п. Выхода у него, фактически только два: либо принимать лекарства, облегчающие его состояние, либо уехать туда, где этого растения нет.

Там он будет прекрасно жить, но ровно до того момента, когда снова соприкоснется с тем же аллергеном. Болезнь-то остается...

- Тем не менее, люди то и дело натыкаются на рекламу различных центров, клиник, кабинетов по лечению и детоксикации наркоманов. Многие обещают чуть ли не 80%-ный успех в лечении. Как, на самом деле, правильно лечить, чтобы добиться длительной ремиссии?

- На самом деле, лечение наркомании - это долгий и тяжелый процесс, который во многом зависит от тяжести заболевания. Есть тяжелые больные, которым можно только облегчить жизнь, а есть легкие, которых можно избавить от наркотика навсегда.

Здесь, главное, не рассчитывать только на врача. Успех в немалой степени зависит от самого пациента. Ведь подавляющее число наркоманов сами лечиться не хотят. Тех, кто ставит для себя цель полностью избавиться от наркозависимости – единицы. А большинство ложиться в клиники, либо для того, чтобы снизить дозу, либо перейти на более легкий наркотик.

А потому я считаю, что лечение в большинстве случаев должно быть принудительным, а не добровольным. Да, это больные люди, но в силу своей болезни они могут причинить и причиняют большой вред, как себе, так и окружающим.

В начале лечения совсем не всегда нужна детоксикация организма, о которой часто кричит реклама. Ведь абстинентный синдром – «ломка» - это как раз попытка организма адаптироваться к тому, что доза наркотика в крови снижается. Какой смысл «вымывать» его остатки, если это только усилит страдания.

Задача врача с помощью лекарств помочь заглушить, облегчить эти болезненные симптомы и дать организму очиститься самому. Затем наступает период, когда больной готов родную мать продать, только чтобы получить дозу наркотика. И тут решение одно: запереть его и с помощью психотропных препаратов снимать пагубное влечение.

И только потом, в идеале, человека направляют в реабилитационный центр, где с ним работают психологи и социальные службы. Кто-то едет в деревню, в сельские коммуны таких же «бывших», кто-то уходит в церковь, кому-то помогает семья. Но процент срывающихся все равно высок.

Что касается рекламы наркоклиник, то я называю это коммерческой наркологией. Они не лечат, а предоставляют услуги, эксплуатируя некоторые заблуждения наркоманов и их родственников. Я весьма скептически отношусь к заявленным ими результатам лечения. У нас по ним данные прямо противоположные.

Если говорить о препаратах, обещающих вылечить наркомана буквально за 3 дня, то это уже даже не коммерция, а прямая реклама наркотиков. То же самое скажу и о деятельности «Врачей без границ». Когда их программа «снижения вреда» становится достоянием не только наркоманов, но и самой широкой общественности, то это уже пропаганда употребления наркотиков: красочные автобусы, бесплатные шприцы, лозунги типа «колись безопасно!»...

- Бытует мнение, что лучший способ заставить наркомана бросить зелье – это приковать его к батарее, запереть и не давать ничего кроме воды. Как, по-вашему, будет результат?

- Нет, конечно. Я повторю, что наркомания – это психическое заболевание, при котором поражается центральная нервная система. Разумеется, если поставить человека на грань выживания, создать ему условия, угрожающие его существованию, организм мобилизуется и бросит все силы туда, где тяжело.

Но едва условия изменятся – вы же не станете держать наркомана на цепи всю жизнь, - или он более-менее адаптируется к новым условиям, тут же вернется и тяга к наркотикам. Хотя временное ограничение свободы на одном из этапов лечения я приемлю.

- А если легализовать легкие наркотики, например марихуану, которая, говорят, даже лечебным действием обладает?

- Чушь! Ни одного больного с помощью марихуаны еще не вылечили ни от одной болезни. Иначе те, кто курит гашиш, жили бы дольше и лучше всех на свете. А они, во-первых, живут меньше, а во-вторых, длительное употребление марихуаны также приводит к психическим расстройствам, вызывая апатию и замкнутость при явном снижении интеллекта.

Если России нужны апатичные и туповатые граждане, то тогда да, можно легализовывать? Кроме того, марихуана приводит к куда более тяжелым поражениям легких, чем то же табакокурение, и очень часто становится мостиком к переходу либо на более тяжелые наркотики, либо к алкоголизму.

- Получается, что борьба с наркоманией – это, то-то вроде бесконечной войны с микробами, которых бьют лекарствами, а они приспосабливаются к ним и продолжают жить и плодиться.

- Согласен, радости мало, но жизнь человека - это вообще борьба с окружающим миром, а главное - с самим собой. Мы не изведем наркоманию ни за пять, ни за 25 лет, но свести ее к минимально допустимому уровню можно. Так же как мы не сможем уничтожить вирусы гриппа, но не допустить его эпидемии нам вполне по силам.

Нужны жесткие законы, адекватная система медицинской, реабилитационной помощи и деньги на ее организацию. И неправда, что ужесточение законов не снижает преступность, в том числе и в среде оборота наркотиков. Снижает, и мы это знаем.

Когда с середины 90-х годов прошлого века наркобизнесом всерьез занялись правоохранительные органы, то через 3-4 года к 1999-му году мы начали фиксировать, что темпы прироста заболевания сокращаются, в 2000 году они стали еще меньше, а потом законодательство смягчили, и все вернулось на круги своя.

- Я что-то не помню, чтобы в то время были какие-то громкие дела с поимкой наркобаронов. Только редкие репортажи об изъятии более-менее крупных партий наркотиков, которые в общем обороте – капля в море.

- Действительно, правоохранительные органы были лишены вследствие коррупции возможностей бороться с крупным наркооборотом. Зато они нанесли основной удар по наркодилерам низового звена этой пирамиды.

У нас в учреждениях Главного управления исполнения наказаний находилось до 70 тысяч людей, осужденных по 228 части первой статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. То есть за хранение и транспортировку наркотиков без целей сбыта. И эти факторы в совокупности привели к тому, что был период, когда наркологические клиники пустовали – не было пациентов.

- Алексей Валентинович, как может родитель узнать не начал ли его ребенок принимать наркотики?

- Лучший способ - это подробно переговорить с ребенком. Не угрожать, не кричать, а именно поговорить. Конечно, это сложно и не у всех получиться. Если человек употребляет коноплю, то для этого характерны усиленные аппетит и жажда. Причем ест он в основном сладкую пищу. У него красные глаза, заторможенная мимика.

Кроме того, в аптеке можно купить тест-полоски (стрип-тест) на марихуану (там подробная инструкция) и опустить эту полосочку в мочу ребенка. Как его заставить ее сдать - другой разговор. Если подозрения оправданы, на полоске появятся специфические изменения.

Есть более весомые признаки опасной наркомании: постоянный легкий насморк, найденные закопченые чайные ложки, следы уколов на теле, отказ обнажаться или надевать рубашку с коротким рукавом, резко наступившая худоба, исчезновение из дома вещей, денег, специфический круг друзей.

Беляков Андрей
Киви- птичка, фрукт или ягода? Киви- птичка, фрукт или ягода? Что новенького?
Киви - кисло-сладкая ягода родом из китайской провинции Шэньси, в 20-ом веке киви привезли в Новую Зеландию.
Медпомощь на дому: учимся делать уколы Медпомощь на дому: учимся делать уколы Профилактика
Внутримышечная инъекция - самый распространенный и наиболее простой способ введения в организм лекарственных препаратов.