Дон Кихот из Австралии: О том как рожают у них

беременностьВиктор Павлович ПЕТРОВ - русский по происхождению, родился и вырос в Австралии, образование получил в Англии. Несколько лет назад он оставил свое благополучное положение практикующего врача в Австралии и приехал работать в Россию, чтобы участвовать в развитии медицины у нас в стране. Одно из первых впечатлений, которое поразило его здесь, - отношение к беременности и родам у российских женщин и врачей-акушеров.

    - Виктор Павлович, беременность и роды - естественный, физиологический процесс, который протекает одинаково на севере и на юге, на западе и на востоке. Что же необычного вы заметили в России?

 - Действительно, это природный, биологический процесс, но почему-то в России относятся к нему как к болезни. Такое представление о родах, впрочем, было когда-то и на Западе - лет двадцать назад.

 А раз беременность - болезнь, то ее нужно лечить, причем тоже по российским стандартам. Больная, то есть будущая мать, рассматривается не как человек, а как некое ущербное существо, с которым нужно проводить  медицинские процедуры. Женщина приходит в поликлинику или в роддом и оказывается в руках врачей, как сырое тесто в руках пекаря. Это тесто нужно мять, укладывать в форму, ставить в печь, и в конце концов из него выйдет готовая булка. А что женщина чувствует, каково ее состояние во время этого "производства" - никому не важно.

 Начинается это с самого начала беременности. Никто не заботится, чтобы молодые матери получили достаточно информации, подготовились к тому, что их ожидает. В западном мире, наоборот, принято "с первых шагов" беременности объяснять женщине, что это за состояние, чего ей нужно ожидать от своего организма, какие физиологические и психологические изменения начнутся в те или иные сроки.

Ведь во время беременности происходят очень серьезные изменения в гормональном фоне женщины, от этого зависит не только ее здоровье, но и настроение. Другим становится характер. Все это должна хорошо представлять себе не только будущая мама, но и окружающие ее близкие люди, в первую очередь отец ребенка. А в России женщина часто вступает в эту трудную пору совершенно неподготовленной.

  - Но ведь существуют и у нас различные школы для мам, где беременные проходят такую подготовку?

 - Обыкновенная россиянка вряд ли их посещает. Эти учреждения здесь считаются элитными. А в других странах, например в Австралии или Великобритании, практически каждая женщина может себе позволить и считает необходимым приходить на классы для беременных женщин. Там она слушает лекции, ее обучают физическим упражнениям, которые облегчают ее положение и готовят к родам. Это очень важно, потому что ткани вокруг влагалища и уретры становятся более эластичными и при родах лучше растягиваются.

  - С помощью занятий так готовят женщину к родам, что, будучи здоровой, она сможет родить быстро и почти безболезненно?

 - Это заблуждение. Никто заранее не может сказать, как пойдут роды. Кроме того, даже нормальные роды не могут быть безболезненными. Если попробовать растянуть рот изо всей силы двумя пальцами - конечно, будет больно. Что-то подобное происходит и при родах. Но если заранее готовить женщину к этому событию, поддерживать ее во время него, то все пройдет легче. Но не всегда это зависит от физической крепости будущей мамы. У женщины может быть очень здоровый вид, а для родов ее организм плохо "приспособлен".

 Например, в Австралии большинство девушек с детства серьезно занимаются спортом, и поэтому нередко бывают сложные роды. Связано это с тем, что у спортсменок ткани находятся в мощном тонусе, а таз нередко имеет форму, которая ближе к мужской, чем к женской, созданной для вынашивания и рождения ребенка. 

 - Чем отличается обстановка в родильном зале в России и в Австралии?

 - В России те, кто работает в роддоме, считает, что роды - это  необходимое испытание для женщины, когда ей положено терпеть и страдать. Вместо поддержки, слов утешения, совета на нее нередко кричат, ругают ее, если она не справляется со своей задачей. Возникает ощущение, что она виновата в том, что у нее не получается родить быстро. В Австралии вокруг нее врачи и медсестры, которые успокаивают, поддерживают ее, обязательно рядом муж, который держит за руку. В перерыве между схватками ей непременно принесут чашку чаю. Если она очень страдает, то ей предложат обезболивающие препараты.

  - Но ведь обезболивание в родах применяют и у нас?

 - Да, но как применяют? Разница огромная. На Западе принято, что перед тем, как применить обезболивание, к роженице подойдет анестезиолог. Он подробно объяснит, какие существуют препараты для обезболивания, их положительные и отрицательные эффекты, влияние на ее здоровье и на ребенка. А уже потом спрашивают - хотите вы их использовать и какие. Если вы сделаете этот укол, то будет не так больно, но роды растянутся еще на несколько часов. Если другой, все пройдет быстро, но может быть нежелательное влияние на ребенка. 

 В России же обезболивающее вводят без ведома самой роженицы - чаще в критической ситуации, чтобы спасти жизнь ей или ребенку.  Даже такая, казалось бы, "мелочь" - небольшой разрез промежности, эпизиотомия, который облегчает прорезывание головки ребенка. На Западе это делается автоматически. Ведь если женщина "рвется" сама, то этот разрыв может задеть прямую кишку или другие органы и принести много вреда.

 Поэтому врачи во всем мире предпочитают аккуратно сделать этот разрез и затем зашить его. В России это не принято. Перед врачом не стоит задача облегчить страдания роженицы, сделать так, чтобы ей было удобно. И это не потому, что российские врачи такие черствые, просто они не несут ответственности за результат родов.

 Я не раз принимал роды и знаю, что медсестры-акушерки во всем мире отличаются некоторой суровостью, профессия воспитывает в них жесткость. Но на Западе они знают, что у них высокая зарплата, что любой человек может на них пожаловаться и они потеряют свои доходы. И поэтому ведут себя так, чтобы этого не случилось. Здесь же врачи и акушеры чувствуют себя полными хозяевами положения и делают так, как им хочется. Отсюда и запрет присутствовать на родах для близких родственников, отца ребенка. Это удобно врачу, акушеркам, но не женщине.

 - А на Западе это является обязательным?

 - Нет и не может быть ничего обязательного в таком тонком деле. Но женщину с самого начала убеждают: будет лучше, если на классы для мам она придет с мужем.

 Я считаю, что это очень важно. Ведь ожидание ребенка начинается у женщины с первых месяцев беременности. Она чувствует физическую и психологическую связь с ним. Эта связь начинается развиваться, как только она осознает себя беременной. А у мужчины эта связь возникает только после того, как ребенок родится. Порой будущая мать упрекает отца ребенка: ты его не любишь, не чувствуешь. Но мужчина не может вообразить себе малыша, он существует для него как что-то абстрактное. И поэтому он более холоден к будущему ребенку, пока это существо не появится перед ним во плоти. А занятия помогают и мужчине приобщиться к процессу ожидания малыша, создают, пусть пока и непрочную, психологическую связь между ним и будущим сыном или дочерью.

  По российской традиции, муж обречен быть в стороне с самого начала беременности, да и потом какое-то время тоже. Он не знает ничего о том, как протекает беременность жены. Замечает только изменения, которые его порой раздражают, потому что смысла их он не понимает. Потом ее увозят в роддом, а его к ней не пускают. Затем ребенка забирают бабушки и не подпускают к нему, пока он маленький. Какая же тут может быть связь между отцом и ребенком? Они долгое время относятся друг к другу как чужие люди, и ничего удивительного, что отношения между ними складываются прохладные.

  - Неужели все западные мужчины принимают такое активное участие в процессе рождения ребенка?

 - Конечно, не все поголовно. Но так принято, то есть большинство ведет себя именно так. Там считается: есть у тебя достаточно уважения к женщине, чтобы у вас появился совместный ребенок, то этого уважения хватит и на то, чтобы посещать вместе с нею курсы для будущих мам. Даже тогда, когда юридически брак не оформлен. Так же принято, чтобы муж присутствовал на родах, держал жену за руку, поддерживал ее морально.

 - А если для мужчины слишком тяжело психологически видеть страдания, в которых он мало чем может помочь?

 - В России принято относиться к мужчинам как к детям, от которых нужно что-то скрывать, оберегая их. Если он уже достаточно взрослый человек, чтобы стать отцом ребенка, почему бы ему не принимать жизнь лицом к лицу - с ее страданиями, кровью, со всем, что в ней есть? Он участвовал в зачатии ребенка, он, как мог, разделил с женою трудности всех девяти месяцев ее беременности - почему от него нужно скрывать конечный этап этого процесса? Взрослый человек должен уметь принимать все так, как оно есть на самом деле. И вместе перенести трудности, а не отстраняться от них. Нести за все ответственность.

 - Но это все так некрасиво, неэстетично. У мужчины не может возникнуть отвращение к жене после того, что он увидел в родильном зале?

 - Знаете, американке или англичанке не придет в голову стесняться того, что она выглядит некрасиво в глазах мужчины. Она делает так, как ей удобно. Вот простой пример. Вы всегда отличите американку в толпе россиянок, потому что она иначе одета. И это не значит, что на ней какая-то особая западная одежда - чаще всего это джинсы и футболка.

 Западная женщина никогда не станет надевать туфли с огромными каблуками, чтобы понравиться мужчине, если при этом ей нужно ходить по городу. Она наденет кроссовки. И не станет краситься, если от жары косметика потечет у нее по лицу и ей придется бегать к зеркалу проверять, все ли у нее в порядке.

  Вся беда в том, что российские женщины мало себя ценят как независимую, отдельную от мужчины личность. Часто встречаешь такое патриархальное, я бы даже сказал, первобытное сознание: женщина не личность сама по себе, она - приложение к мужчине. То, чего она добилась в жизни, связано с ее мужчиной. Очень редко бывает, чтобы женщина лишь с помощью своих собственных усилий достигла какого-то положения в обществе. Она порой готова пойти против своей собственной природы, чтобы только не потерять мужчину. Либо она ударяется в другую крайность - становится настолько независимой, резкой, нетерпимой, что просто выбрасывает мужчину на улицу и остается одна с ребенком.

  Это совершенно нецивилизованные отношения. Российская женщина должна научиться себя уважать, осознавать себя независимой, самоценной личностью. Тогда она сможет воспринимать иначе и беременность, и роды, и воспитание детей. Тогда она сможет по-настоящему уважать и своего мужа, и ребенка.

  - Вы считаете, что с воспитанием детей тоже "все не так, как надо"?

 - Лучше всего говорит об этом демографическая ситуация в России. С точки зрения увеличения народонаселения положение уже критическое. И это при такой большой территории, при таких исторических задачах, которые стоят перед страной! В России сейчас преобладают семьи с одним ребенком. Это заказ на будущее поколение эгоистов. Распространена такая схема: родился ребенок, после этого мужчина отстраняется от его жизни, а мать концентрируется на ребенке. Отказывает себе во всем ради него. И это уже закладывает основу для будущего неблагополучия общества.

 А начинается все в роддоме. Ребенка с первых часов жизни насильно отрывают от матери. Хотя во всем мире уже общепризнанно, как важно, чтобы с самого начала ребенок имел контакт с кожей матери, с ее теплом, был приложен к груди. Она должна обнять и покормить его сразу же, после того как он появился на свет. Мать всегда рядом. Этим закладывается прочная основа для их будущих хороших отношений. А что происходит в большинстве российских роддомов? Ребенка отнимают от матери, кутают и уносят в другую комнату. У российских акушеров существует представление, что роддом - это организация, которой ребенок принадлежит больше, чем матери. Они так обращаются с ребенком не потому, что хотят ему зла: по их мнению, они лучше знают что ему нужно.

  При этом к детям относятся так же неуважительно, как и ко всем остальным действующим лицам этой драмы. Малыша стискивают пеленками как раз тогда, когда ему хочется двигаться. Иногда детям дают успокоительные препараты в первые дни жизни, чтобы они поменьше плакали. А ведь это совершенно недопустимо. Бывает, что кроме материнского молока дают молочные смеси, и тем самым закладывают основы для аллергии. И мать не может проконтролировать все это, она далеко от ребенка.

 - Возможно, что, учитывая все эти сложности, российские женщины рожают все меньше? Но ведь в западном мире с рождаемостью тоже не все благополучно?

  - Это верно. Но причины совсем другие. И женщины и мужчины хотят добиться больших успехов в жизни, высокого профессионального и материального уровня, поэтому у них нет времени на беременность и роды, воспитание ребенка. Поэтому женщины из образованных классов чаще всего рожают первого ребенка после тридцати и даже сорока лет. После тридцати лет увеличивается риск генетических нарушений у плода. Мать и физически переносит беременность все хуже. И, зная все это, западные женщины все же откладывают срок первой беременности как не самое важное в жизни дело. Это очень рациональный подход к жизни.

Российские женщины, наоборот, несмотря на все трудности, рожают, больше следуя природе. Они по-прежнему считают рождение и воспитание ребенка одним из главных дел в своей жизни. За это они заслуживают глубокого уважения. Хотелось бы помочь им стать по-настоящему счастливыми.


Екатерина КАЛИКИНСКАЯ
«Женское здоровье»

комменты
Какие ароматы улучшат ваш сон Какие ароматы улучшат ваш сон Профилактика
Определенные эфирные масла для сна помогут снять напряжение дня и окунутся в глубокий и спокойный сон.
Тайны лечебной магии или бабушкины приметы Тайны лечебной магии или бабушкины приметы Забытые методики
Бабушки любят поворчать: дескать, молодые - все ученые, а простых элементарных правил не знают.