Что такое невроз?

(Глава, не вошедшая в основной текст книги "Пастырская помощь душевнобольным")

Слово “невроз” широко используется в качестве собирательного термина для обозначения расстройств, объединенных тремя общими признаками. Во-первых, все они представляют собой функциональные расстройства, т.е. не сопровождаются органическими заболеваниями мозга. Во-вторых, они не являются психозами, т.е. больной, независимо от тяжести состояния, не утрачивает контакта с внешним миром, с реальной действительностью. В-третьих, для них — в отличие от расстройств личности — скорее характерно наличие ясно различимого момента начала, чем непрерывное развитие с ранних лет взрослой жизни.

В настоящее время около 400 миллионов человек больны той или иной формой психического расстройства. Из них порядка 80% страдают пограничными (на грани здоровья и болезни) нервно-психическими нарушениями, среди которых лидирующее место занимают неврозы. Согласно современному определению, принятому в нашей стране, невроз — психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений. Проще говоря, невроз развивается тогда, когда человек, в силу различных обстоятельств, не может найти подходящий выход из сложного положения, разрешить психологически значимую ситуацию или перенести трагедию.

Термин “невроз” прочно вошел в нашу жизнь и неизвестен разве что младенцу. Выделяют школьные и пенсионные неврозы; неврозы достижения и одиночества; соматогенные и экологические, а также много иных разновидностей этого неприятного недуга. Особую группу составляют так называемые ноогенные неврозы, связанные с утратой или отсутствием смысла жизни, ценностными конфликтами. Имеются данные о том, что примерно каждый пятый невротический случай имеет ноогенную основу. В действительности думается, что едва ли не каждый невроз имеет духовные корни.

Впервые понятие “невроз” было предложено в 1776 году Кулленом, и с тех пор дискуссии о сущности невроза, корнях его возникновения и механизмах формирования не становятся менее животрепещущими. Сегодня трудно найти в медицине другое понятие, трактуемое различными научными школами столь многозначно и даже противоречиво. Невротические реакции, которые могут возникать у человека вслед за тяжелыми потрясениями, конфликтами, соматическими заболеваниями или жизненными неурядицами, очень разнообразны. Проявления их преломляются личностью человека, особенностями его характера. Отсюда и взгляды на эту проблему также отличаются полярностью. Причем на острие научных дискуссий находятся не только вопросы систематики неврозов, а само существование их как нозологической формы. Крайняя точка зрения некоторых психиатров выглядит примерно так: “невроз — это нормальное поведение в ненормальном обществе”. Другие точки зрения могут быть представлены следующим образом: церебральная дисфункция; вытеснение в бессознательное; ригидность установок и догматический строй мышления; неумение прогнозировать конфликт и готовиться к нему; неверные стереотипы поведения; неудовлетворение потребности в самоактуализации и еще многие другие предположения. Одни исследователи относят истоки неврозов к некоторому своеобразию рассудка, другие — к патологии эмоций, третьи — к процессу самопознания, четвертые — к психологической незрелости и инфантильности. Есть и такие авторы, которые склонны думать, что невроз — наследственное заболевание. Мнений много, но ясности нет.

Среди клиницистов не только психоаналитики заметили явную связь между неврозами и личностью. Некоторые психиатры рассматривали невроз как реакцию на стресс, возникающую у людей с аномальной личностью.

Некоторыми авторами высказывались мысли о том, что невротики страдают из-за неспособности любить себя (неврастения) или любить себя и других (психастения).

Следует сказать, что каждое психологическое направление только тогда становилось состоятельным в глазах коллег, когда его представителям удавалось аргументировано и по-новому заявить о взглядах на невроз.

В последнее десятилетие вопросы происхождения неврозов стали подвергаться активному пересмотру. Отношение к неврозу как к легкой психической дисфункции в значительной степени изменяется. Принцип функциональности (легкой обратимости) не подтверждается современной клинической практикой. По опубликованным в печати данным выздоровление при неврозах наступает менее чем у 40-50% заболевших. Установлено, что в первые три года при неврозах выздоравливают лишь 10% больных. Часто страдания длятся годами и даже десятилетиями. Следовательно, невроз чаще возникает ввиду каких-то внутренних личностных механизмов. Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь “последнюю каплю”, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, развивается своеобразная “способность” реагировать на жизнь нервной слабостью, раздражительностью, навязчивостью или истеричностью. Одни причины (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными, и вскоре их место занимают другие, а недуг вновь возобновляется.

Определить наличие невроза или предрасположенность к нему можно по следующим признакам, приводимым А. Beck:

1. Чтобы быть счастливым, необходимо, чтобы мне сопутствовал успех в любом деле, за которое я возьмусь.

2. Чтобы стать счастливым, необходимо, чтобы меня принимали, любили и восхищались мною все люди и во все времена.

3. Если я не на вершине, то я в яме.

4. Прекрасно быть популярным, известным, ужасно быть непопулярным.

5. Если я допустил ошибку, то значит я ничтожество.

6. Моя ценность как личности зависит от того, что люди будут думать обо мне.

7. Я не могу жить без любви. Если мои близкие (возлюбленная, родители, ребенок) меня не любят, это ужасно.

8. Если он не согласен со мной, значит он не любит меня.

9. Если я не воспользуюсь каждым удобным случаем, чтобы продвинуться, я буду раскаиваться в этом.

 

Что вызывает неврозы? Невроз зависит прежде всего от силы импульсов греховных желаний и невозможности их выражения либо каким-нибудь приличным прямым путем, либо здоровыми методами смещения. Если человека с раннего детства приводили в ярость или способствовали его развращению, он часто не в состоянии справиться с накопившимся возбуждением с помощью нормальных методов, имеющихся в его распоряжении; тогда это возбуждение будет мешать его счастью и производительности его труда, если только он не получит помощи извне.

Если человек испытывает трудности, пытаясь справиться со своими накопившимися напряжениями, то любое изменение одного из упомянутых факторов может вызвать невроз. Все может быть благополучно, пока обстоятельства не приведут к увеличению напряжений греховных желаний (усилению, к примеру, негодования или полового возбуждения), к увеличению суровости голоса своей совести (чувства вины), к ослаблению способности хранения (при физической болезни) или же лишат человека путей здорового выражения напряжений (при тюремном заключении); и тогда наступает срыв.

Весьма важна роль голоса совести, определяющего, сколько напряжений индивид позволяет себе облегчить и сколько ему приходится хранить. Если голос совести снисходителен, он допускает свободное облегчение, и требуется небольшое хранение; если же он требователен, разрешая лишь небольшие удовлетворения, то накапливается много напряжений, перегружающих способность хранения. Это не значит, что для избежания неврозов надо давать свободное выражение своим импульсам. Прежде всего, такое поведение может привести к столь значительным осложнениям с внешним миром, то есть с природой и с другими людьми, что дальнейшее облегчение станет невозможным, и в конечном счете накопится больше напряжений, чем когда-либо прежде.

Психологи утверждают, что разумнее соблюдать воздержание, чем рисковать оскорбить голос совести: это придирчивый хозяин, и кары его трудно избежать. Допустим, женщина решает, что ее совесть позволит ей сделать аборт без последующего наказания со стороны голоса совести. Если она не способна правильно судить о своих подлинных чувствах, ей может показаться в этот момент, что все будет в порядке; но если, как это нередко случается, она неверно о себе судит, то чувство вины может пробудиться много времени спустя и, возможно, под действием неумолчных упреков голоса совести прорвется в сорок или пятьдесят лет.

Иногда жить с невротиком вместе невозможно. Требования любви у него могут быть чрезмерные. Всякое снижение ее уровня он рассматривает как ее конец и своими придирками окончательно уничтожает ее. Здоровый человек понимает, что если он не любит кого-то, то и его могут не любить. Другое дело невротик. Он может и не любить человека, но тот все равно обязан любить его.

Еще один важный фактор невроза — это количество неоконченных дел, оставшихся с детства. Чем больше это количество, тем более вероятен невроз в заданной ситуации и тем более суровым он может оказаться. Например, из трех пациентов, совместно испытавших тяготы военной службы, отцы которых умерли, когда им было соответственно два, четыре и восемь лет, у первого произошел самый тяжелый срыв, у второго менее серьезный, а у третьего самый легкий. У первого было больше всего неоконченных "отцовских дел", у второго меньше, а у третьего меньше всего. Сила их неврозов соответствовала их эмоциональному опыту — или отсутствию опыта — по отношению к старшим мужчинам; это отношение важно в армейской жизни, где офицер во многом играет роль отца. Человек с небольшими эмоциональными пережитками раннего детства в дальнейшем может вынести, не срываясь, большую напряженность, чем человек с рядом нерешенных детских проблем.

Невротики часто говорят: "Моя мать и мой отец были нервные люди, вот и я нервный. Я получил это в наследство".

Это неверно. Невроз не передается по наследству; но основы его могут быть заложены в раннем детстве вследствие поведения родителей. Невроз зависит от того, как человек использует свои душевные силы. Некоторые из его тенденций могут зависеть, от унаследованной конституции; но его фактическое развитие больше зависит от того, чему он учится, наблюдая своих родителей. Что бы ни делали родители младенца, это кажется ему "естественным порядком вещей", поскольку ему редко удается сравнить их поведение с поведением других. Мы уже описали, как он, подражая им, становится приятным и любящим или злобным и жадным. Если он видит, что при столкновении с трудностями родители выходят из себя, вместо того, чтобы справляться с действительностью согласно принципу реальности, то он будет подражать их поведению. Если они используют свои душевные силы невротическим способом, то у него будет тенденция поступать так же, потому что все поведение родителей представляется младенцу "необходимым". Итак, если его родители невротики, то и он может вырасти невротиком, но не потому, что унаследовал их невроз, точно так же, как не унаследовали его отец и мать. Они научились неврозу, в свою очередь, у своих родителей.

Возможно, что сила греховных желаний, способность проходить через процессы, необходимые для формирования стойкого голоса совести, и способность психики хранить душевные силы и восприятия являются наследственными, но применение, которое человек дает этим врожденным способностям, зависит от его ранней подготовки. По-видимому, некоторым детям развитие нормальной личности с самого рождения дается труднее других, и это накладывает добавочное бремя на их родителей, которые должны вести себя в таких случаях особо осторожно. Если им это не удалось, то перед пастырем возникает задача исправить невротические черты поведения, как бы долго они ни присутствовали; в процессе исправления он должен учитывать всевозможные качества и склонности, с которыми человек появился на свет Божий.

Истоки многих неврозов кроются в тех процессах, которые определяют также развитие личности. Такой ход рассуждений привел к термину “невротический характер”, обозначающему личность, природа которой, очевидно, сходна с предполагаемой при неврозах, даже несмотря на то, что в настоящее время невротические симптомы у такого человека могут отсутствовать.

Симптомы невротического срыва общеизвестны: снижение настроения, раздражительность, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, вялость, апатия, ухудшение аппетита. Могут появляться навязчивость, вспышки агрессивности, злобность и т.п. Вся эта симптоматика сопровождается общим недомоганием, неприятными соматическими ощущениями, вегетативными дисфункциями. При неврозе человек сохраняет ясную критику, тяготится своим состоянием, но подчас ничего не может изменить в себе. В книге Дж. Фурста “Невротик: его среда и внутренний мир” читаем: “Многие невротики очень хорошо справляются с преподаванием, исследовательской работой и другими видами интеллектуальной деятельности, но в то же время тщетно борются с личными затруднениями явно эмоционального характера”. Тот же автор отмечает, что чувства невротика сильнее его интеллектуальных убеждений, эмоции невротика — продукт искаженного понимания им объективной ситуации.

Невротические расстройства могут возникать на трех "уровнях": как отдельные симптомы, как малые невротические расстройства и как специфические невротические синдромы. Отдельные симптомы могут время от времени проявляться и у некоторых людей с нормальной психикой. При малом невротическом расстройстве (иначе — малом эмоциональном расстройстве) ряд невротических симптомов возникает одновременно без преобладания какого-либо одного; такое расстройство часто наблюдается в общей практике. При специфических невротических синдромах преобладает один тип симптомов, такие расстройства чаще встречаются в психиатрической практике.

Организм невротика, по меткому выражению К.Хорни, начинает напоминать тоталитарное государство, где правители живут за счет своих подданных, утонченно издеваясь над последними. Рано или поздно начинается революция — развивается невроз...

Игумен ЕВМЕНИЙ

Окончание следует

Братков
Застой желчи: лечение и профилактика Застой желчи: лечение и профилактика Профилактика
Предлагаем разобраться, чем грозит застой желчи, откуда он приходит, как его избежать и как лечить, если диагноз уже поставлен.
Хмель, каштан, яблоки и мед при тромбозе глубоких вен Хмель, каштан, яблоки и мед при тромбозе глубоких вен Флебология
Народная медицина рекомендует естественные природные средства, помогающие рассасыванию тромба. Основное средство при тромбофлебите – каштан конский.