Андрей Звонков: Врач может спасать книгами
Андрей Звонков: Врач может спасать книгами. 13729.jpeg

 

Зачастую в жизни гармонично сочетаются на первый взгляд несовместимые вещи. Так, например, история мировой литературы тесно связана с медициной, и вот почему - многие выдающиеся писатели изучали эту науку и практиковали в качестве врача, а богатейший материал в виде сюжетов, характеров, ситуаций, успешно переносили на бумагу. Среди писателей-медиков - Авиценна, Рабле, Вересаев, Чехов, Булгаков, Конан Дойль, Лесков, Моэм, и этот список можно продолжать. Да и сегодня есть достойные продолжатели этой традиции. Наш современник, Андрей Звонков, окончил медицинское училище, а затем и медицинский ВУЗ, работал на станции скорой помощи, в кардио-реанимации, заведовал службой переливания крови, практиковал в качестве спортивного врача, и одновременно - писал. Этому занятию сегодня он посвящает большую часть своего времени.

-Андрей Леонидович, насколько, по-вашему, совместимы медицина и писательская деятельность в современном мире?

-Врач - вообще человек пишущий. Достаточно вспомнить, сколько ему приходится заполнять документации. Причем, даже историю болезни можно написать так, чтобы она читалась как роман. Именно об этом говорил Боткин, и это хорошо удавалось Вересаеву и Булгакову. Кроме этого врач постоянно контактирует с большим количеством характеров, ситуаций, что рождает множество драматургических конфликтов, образов. Этот информационный багаж рано, или поздно хочется использовать, особенно если есть склонность к литературе. Потребность  писать - это  индивидуально.  Я давно  учусь этому ремеслу, и продолжаю учиться.  Мой соавтор Дмитрий Янковский выступает для меня наставником в этом деле. А вот совмещать писательство и врачебную практику, хоть мне и удавалось  раньше, но это было довольно сложно, в связи с большой загруженностью.  В данный момент я работаю в частном медицинском центре по записи. Так что когда есть пациент, еду, консультирую, когда нет - сижу дома и пишу.  Надеюсь, что скоро смогу полностью перейти на литературную работу. 

-Когда и как у вас сформировалось решение начать писать, и как развивалась карьера автора?

-Достаточно давно. Впервые мой рассказ был опубликован в газете «Гудок» в 1998 году, а за десять лет до этого в 1988, я написал первое произведение. Собственно, главный редактор газеты Сергей Фролов и подтолкнул меня к дальнейшей писательской работе.  Потом были самиздат в интернете, и первый сборник «Серверное сияние». В журнале «Крестьянка», где была опубликована серия моих рассказов, я познакомился с главным редактором «Метафоры» Ольгой Копыловой. Она-то и предложила мне писать научно-популярные книги. Так появились «Анализы и диагнозы», а затем, и сборник «Пока едет скорая». Книги вышли в издательстве ЭКСМО. Первой крупной формой стал роман «Любовью спасены будете», из цикла «Бессонница», который вышел в 2009 году.

-Каковы особенности вашего литературного стиля?  

-Сейчас готовится к изданию вторая книга из цикла «ПЕС» (Пока едет скорая) - «Никто, кроме вас», где будут действовать уже знакомые читателям герои. В этом цикле я использовал принцип «Интересного учебника»: дается ситуационная задача, затем происходит ее решение в сюжете, обсуждение героями, приводится комментарий специалиста и алгоритм для тех, кто не имеет отношения к медицине. То есть, один контекст воздействует на четырех уровнях восприятия. Это я считаю находкой. Слышал, что мои книги любят покупать студенты-медики. Кроме этого даже в художественной беллетристике я невольно вношу элементы научно-популярной литературы.  

-Как вы работаете над сюжетом?

-Иногда я делаю это довольно долго. Третья книга из серии «ПЕС» изначально имела три варианта сюжета. В результате тщательных поисков я оставил одну тему, где главной героиней выступает девушка, которая фигурировала и в первой части. Героиня не врач, но связана с медициной, и постоянно попадает в ситуации, в которых людям необходима помощь. Кроме этого я наделил ее особенностью, которую принято называть - «способность притягивать неприятности». В научном мире, существует такое фольклорное понятие «Эффект Паули». Это шуточное утверждение о том, что присутствие некоторых людей способно плохо влиять на работу приборов и систем, а также на ход экспериментов. Одним их наиболее показательных случаев считается пример физика-теоретика, нобелевского лауреата Вольфганга Паули. Представьте, согласно легенде, в одной из лабораторий Гёттингена проводился важный эксперимент, но прибор по совершенно необъяснимой причине вышел из строя. Расстроенный экспериментатор написал письмо в Цюрих, и в ответ пришло с официальным объяснением, что случай обоснован тем, что поезд, в котором ехал Паули, как раз совершал остановку в Гёттингене. Этот факт и стал основой для линии судьбы моей героини.

Андрей Звонков: Врач может спасать книгами. 13730.jpeg

-Над чем вы еще сейчас работаете?  

-Кроме продолжения серии «Пока едет скорая», а вторая часть должна поступить в продажу в июне этого года, вместе с соавтором Дмитрием Янковским, известным фантастом, мы написали книги «День «Ч»» и «Контакт по форме А20», где главные герои врач-эпидемиолог и сотрудник ФСБ, предотвращают эпидемию чумы в Москве и Южном федеральном округе. За основу я взял реальную ситуацию с обнаружением зараженного чумой в Москве в 1989 году. Об этой истории почти никто не знает, все было засекречено, а я принял в ней непосредственное участие, как работник «скорой». Эти два романа-триллера выйдут осенью 2017 года.

-Андрей Леонидович, что касается медицины, как часто люди обращаются к вам лично за помощью и советом?

-Я веду на «Народном радио»  передачу «Неотложка», где отвечаю на вопросы, также в журнале «Тайны звезд» у меня авторский разворот, где публикуются ответы на вопросы читателей. Я уверен, что значительную часть проблем, возникающих у пациентов, можно решить при помощи разъяснения ситуации и указания, в каком направлении нужно действовать, к какому врачу обратиться, какие лекарства используются по утвержденным стандартам, как понимать то, о чем говорят врачи. К сожалению, врачи не всегда могут объяснить доступно, из-за чего люди начинают тревожиться. Я стараюсь доступно и грамотно отвечать на вопросы.

-Является ли, по вашему мнению, современный уровень информированности населения по медицинским вопросам достаточным?

-На самом деле обычные люди в медицине плохо разбираются, а в интернете встречается много глупостей. Научить можно только того, кто хочет научиться, а большинству проще звонить и спрашивать. Они не хотят «забивать чердак лишней информацией», как сказал бы Шерлок Холмс. Поэтому практика телефонных консультаций  которую мы кода-то порицали, сейчас занимает важное место. Только не надо ее превращать в консультацию врача.  Нельзя давать рекомендаций, не осмотрев пациента. Можно ответить на вопросы, при этом дав человеку возможность самостоятельно принять верное решение.  «У меня болит голова, что мне принять?» - это неправильный вопрос. «От чего может болеть голова, и что  применяется от головной боли?» - это корректная формулировка. При этом конечно надо объяснять, что лекарства имеют побочные эффекты, существуют правила их приема, и конкретное назначение должен делать врач после очной консультации.

-Каковы на ваш взгляд самые острые вопросы системы здравоохранения и медицины в России?

-Их очень много. Я против того, чтобы в амбулаторные службы вводили врачей общей практики. Система сертификации имеет множество негативных сторон. Как можно подготовить такого специалиста за 4 месяца? Я врач-терапевт, работавший в скорой помощи, в кардиореанимации, заведовал службой крови, занимался консервативным лечением хирургических больных, иммунологией, затем два года работал  в спортивной медицине, и я понимаю, что только приблизился к необходимой для врача общей практики квалификации. Однако я слаб в  педиатрии, акушерстве (хотя и работал на акушерской бригаде 03). Но обычного терапевта, который не знает хирургии, реанимации, превращать в ВОПа - это преступление. К сожалению, медицинскую помощь сегодня практически превратили в медицинские услуги, уравняв работу врача с прислугой. Причем за качество оказания этих услуг спрашивают с врача, которого подготовили очень скверно. Другой острый вопрос - это система Непрерывного медицинского образования (НМО). Уверен, что интересующийся врач по личной инициативе изучает новые материалы и разработки. А вся  бюрократия, связанная с конференциями ни к чему. Я думаю, что единственный способ врачу объективно доказать свою квалификацию - это  ежегодно подавать отчеты  о пролеченных больных, с анализом успехов и неудач, описанием использования стандартов или ноу-хау. И только такие документы  могут реально считаться  критерием оценки качества помощи и уровня знаний. В настоящее время я читаю литературу, которая мне интересна. Например, работая над книгой о чуме, изучаю эпидемиологию и инфекционные болезни. 

-Какие достижения в области открытия новых препаратов вас впечатляют?

-Думаю, что прорыв произошел в области онкоиммунологии, с появлением препарата рефнот, новые достижения в онкохимии - это также выдающиеся открытия.

-Как вы относитесь к относительно новым лекарственным препаратам, таким как, например - хондропротекторы, ноотропные препараты, противовирусные и иммуномодулирующие средства?

-Есть категория препаратов, которые невозможно исследовать, потому что  в плане доказательной медицины, слишком дорого, или результаты получаются заведомо заниженные.  Например, как можно оценить  эффективность препарата, к которому у 15-20% человечества нет рецепторов на мембране лейкоцитов? То есть они не будут работать у 1/5 испытуемых. Какими критериями пользоваться? Как можно доказательно оценить эффективность хондропротекторов, если они всасываются только на 30%, согласно исследованиям.  Это спорно. Что касается иммуномодуляторов, то я считаю, что они не должны быть безрецептурными. Для некоторых из них предугадать эффект в настоящее время невозможно. Я опираюсь не только на результаты доказательной медицины, но и на личный опыт. Если я не понимаю механизм действия препарата, я не буду его назначать. Моя задача - ответить на вопрос, есть ли смысл принимать то, или иное средство. А если выдуманное лекарство помогает, значит и болезнь выдуманная. Вообще препараты должны назначать врачи, и не стоит заниматься самолечением.

-Есть ли у вас совет по оптимальному составу аптечки для современного жителя России?

-Я описал состав такой аптечки в книге «Никто, кроме вас». Но кроме списка, нужно еще иметь навыки и знания.

-Как вы отдыхаете? Как проводите досуг? Где черпаете вдохновение?

-Сейчас отдыхать особенно некогда, я много пишу. Так что в основном провожу время дома. Также занимаюсь отделкой дачи. Люблю работать с деревом. Знаю электрику и электронику. Когда-то увлекался КВ-спортом и люблю слушать эфир, любительские диапазоны. Мир живет. Люди общаются. А вот мастерить нет времени, да и глаза уже не те, маркировку деталей не вижу. Что касается вдохновения, то, по моему мнению - это выдумка лентяев. Если правильно определена задача - ее нужно решать, а значит упорно работать.  

-Каково ваше писательское кредо?

-Главное, что я понял - врач может спасать и лечить книгами. Возможно, что произведение «Пока едет скорая» реально спасло людей больше, чем я это сделал, работая врачом неотложной помощи.

 

Рябина в народной медицине - только с разрешения врача! Рябина в народной медицине - только с разрешения врача! Спецпроект
Рябина часто используется в народной медицине. Для ослабления старческого склероза применяют отвар коры дерева.
Чистка языка поможет решить уйму проблем Чистка языка поможет решить уйму проблем Стоматология
Аюрведа - традиционная индийская медицина, рекомендует чистку языка, как часть ежедневного режима гигиены, чтобы удалить токсичные отложения, остатки пищи и различные шлаки.